Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Каталог заметок

Сайт: modernistika-shop.ru

Целый период русской словесности

В трудах писателей, ученых, общественных деятелей той поры мы можем встретить раздумья о социально-историческом смысле книжного дела, в частности торговли книгами. Так, любопытная характеристика состояния книжной торговли за десятилетие (1825-1835) дается в статьях В. Г. Белинского, который одобрительно оценил прогрессивные для того времени начинания книготорговца А. Ф. Смирдина.

Целый период русской словесности (художественной литературы) В. Г. Белинский называл смирдинским, потому что на рынке литературных произведений, как и на книжном рынке, предприниматель Смирдин являлся главой и распорядителем сего периода. Отмечая в виде особой заслуги А. Ф. Смирдина, что он произвел решительный переворот в русской книжной торговле и, вследствие этого, в русской литературе, В Г. Белинский как наиболее отрадное явление расценивал то, что введение А. Ф. Смирдиным регулярной выплаты авторского гонорара способствовало профессионализации писательского труда, или, по его ироническому выражению, литературный труд сделался капиталом. В. Г. Белинский приравнивал А. Ф. Смирдина к известному просветителю и книготорговцу XVIII в. Н. И. Новикову, противопоставлял всевозможным торгашам книгами.

Впервые в русской книговедческой литературе мысль об истории книжной торговли в числе предметов... коих распространение много способствует умственному и нравственному образованию народа, высказал библиограф и историк П. И. Кеписн (1793-1864). Однако систематического изучения истории русской книжной торговли не велось, в чем нашло отражение как слабое развитие отечественного книговедения, так и патриархальная отсталость самой книжной торговли. Сказалась и отрицательная позиция официальной дворянской науки с ее принципиальным неприятием всего, что связано с изучением конкретного труда, практической деятельности, в том числе и торговли. В течение долгого времени, почти до 1917 г. имела право на официальное существование только единая история книги. Основатели русского книговедения резко отрицательно относились к возможности выделения из ее состава самостоятельных историко-книговедческих дисциплин (истории книгопечатания, истории библиографии, истории книжной торговли и т. д.).