Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Каталог заметок

Профессиональные переводы любой сложности

Сайт:

Старозаветные московские книгопродавцы

Лубочная книга и картинка пользовались исключительным спросом в народе, поэтому демократические и либеральные деятели XIX и XX вв. неоднократно пытались использовать форму и опыт лубочных изданий для народного просвещения. Многие исследователи посвятили русскому лубку свои труды, особенно ценным изданием такого рода является атлас лубочных изданий мецената, коллекционера Д. А. Ровинского (1824- 1895).

Старозаветные московские книгопродавцы, враждебно относясь к петровской печати, охотно принимали для продажи всевозможную лубочную продукцию и сами содействовали ее изготовлению. Книготорговцы нового склада относились к лубочной литературе презрительно, именуя ее подчас лакейской, низкой, и т. д. Таким образом, в XVIII в. произошло довольно резкое размежевание сфер распространения - с одной стороны, официально признанной светской и церковной книги, с другой,- гонимой или до поры до времени терпимой литературы лубочной и рукописной.

Лубочные картинки и книги почти не продавались в книжных лавках. Распространители лубка сами шли к покупателям. В городах это были толкучие рынки - в Москве сначала Спасский крестец, затем, когда торг у Кремлевских стен был запрещен (1812 г.),-Сухаревская площадь, Холщевый ряд в Китай-городе, Мытный двор у Москворецкого моста. Здесь их развешивали для обозрения на веревочках или прикрепляли к церковной ограде, продавец (ходебщик) громким голосом, иной раз в стихах, толковал их содержание, перемежая свою рекламу суждениями о политике.

Деревня - основной потребитель лубка, где его покупали и крестьяне, и помещики,- получала лубочные издания из рук бродячих торговцев - офеней, которые по ярмаркам, поселкам торговали всевозможным товаром - ситцем и пряниками, чаем и галантереей, главным же образом лубочными листками и книгами. Наиболее зажиточные офени имели собственные подводы, но большинство ходило пешком, нося на спине короб с книжками и картинками, отчего они получали также прозвища - книгоноши, коробейники, картинщики. Большей частью это были крепостные крестьяне, занимавшиеся отхожим промыслом, отпросившиеся у помещиков на оброк. Они подвергались нещадной эксплуатации со стороны как своих помещиков, так и купцов-оптовиков.