Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион V: Изгнанники (Часть 2)
VIII (XXIII)

.

Скрипнула дверь: кто-то вошёл в комнату за его спиной.

Можно смотреть в ту сторону; можно игнорировать чужака. Никто не обратит на это внимания. Можно говорить, кричать, набрасываться на собеседника с кулаками. В последнем случае кулаки проходят насквозь, словно посетители - или сам он - призраки.

Однажды он потерял самообладание до такой степени, что попытался схватить вошедшего - кажется, это была Фиар - и заставить обратить на себя внимание. Тут-то ему и стало ясно, что кто-то из них - а может быть, оба - призраки.

Комнату, в которой сейчас находился, он прозвал Белой. Всего их пять - расположенные крестом, каждая в форме идеального куба. Четыре внешних отличались только цветами стен. Белая, розовая, жёлтая, голубая. Центральная постоянно меняла цвет; из-за четырёх дверей - массивных, тяжёлых, со множеством орнаментов - доносились голоса. Почти все были незнакомыми. Язык казался знакомым, некоторые из бесед - вызывали необычностью оторопь и даже страх. Стоит открыть дверь - и никого, разговоры замолкают, помещение по ту сторону двери безлюдно. Посвистывают сквозняки; сквозь прикрытые тяжёлыми портьерами окна просачивается свет.

И мебель. То комната оказывается пустой, то она уставлена жалкими столами и табуретами, а то блистает креслами, коврами, каминами и множеством иных предметов, для которых просто не находится слов. Ривллиму редко доводилось бывать в настоящих дворцах. Резиденция правителя Меорна не в счёт.

Не хотелось ни есть, ни спать. Ничего не хотелось. Однажды он попытался улечься спать на просторной кровати, возникшей в Жёлтой комнате. Бесполезно. Сон не шёл, что бы он ни делал. Можно пытаться читать успокаивающие стихи - простенькие заклинания. Не помогает. Можно считать овец (собак, драконов...). С тем же успехом. Спать не хочется - хотя тело настоящее; такое же, как и...

Где?

...Когда он попробовал, поверив Хранительнице на слово, поставить Оазис собственными силами (нежити туда вход заказан), неожиданно получилось. Однако заклинание высосало почти все оставшиеся силы. Пока Оазис приходил и... как бы выразиться... уплотнялся, Ривллим испытал нечто, похожее на несколько смертей подряд. Несколько смертей от жары и жажды, в полном сознании.

Теперь понятно, почему более одного раза его никто не ставит.

...Оазис возник, а затем... мир почернел; в нём остались только преследователи, Ривллим и пустыня, покрытая мраком. Нежить, похоже, потеряла жертву из виду, но от этого легче не становилось. Ривллим несколько раз звал Фиар - никто не отзывался. Оружие и рюкзак куда-то делись. А вокруг простирались безжизненные холмы, и жар накатывал давящими волнами, и жить оставалось совсем недолго.

Затем что-то произошло. Волна ледяного воздуха упала сверху, сбивая дыхание и сбрасывая наземь. Между холмами открылся проход. Лестница спускалась вглубь земли, навстречу тянуло приятным, свежим воздухом. Едва различимое пятнышко света плясало в глубине прохода.

Ривллим спускался целую вечность. В конце концов он оказался в небольшой комнатке; четыре прохода вело из неё. Назад, в тёмную пустыню; вперёд, под своды ночного леса; налево - несомненно, вглубь Каменных Волн. И направо - Ривллим осознал, что за правым проёмом находится его дом в Меорне...

На полу было разбросано снаряжение. И меч, Солнечный Лист. Второй меч уже сослужил хозяину последнюю службу...

Надо было сразу идти домой, думал воин впоследствии. Однако - наклонился, чтобы поднять оружие. Но оно исчезло, а во всех четырёх проёмах возникли и захлопнулись двери.

И всё.

Способа выбраться отсюда он не знал.

Однажды выглянул в окно - когда то возникло не под потолком. Окна, как и мебель, то появлялись, то исчезали.

За окном, поверх бесчисленных холмов, до горизонта простиралось древнее кладбище. Ближайшие надгробные плиты и памятники - у самого окна, только руку протянуть. Сумрак царил снаружи; по небу ползли одинокие облака, пыль клубилась над глинистой землёй.

Ривллим вспрыгнул на узкий подоконник и, после недолгой борьбы с задвижкой, распахнул створки.

Его оглушила абсолютная тишина по ту сторону, ошеломил пригодный для дыхания, слабо пахнущий полынью воздух.

Ривллим протянул руку наружу.

И заметил вдалеке бегущего человека. Человека преследовали, и жить ему оставалось недолго.

- - -

- Фиар! - девушка вздрогнула и обернулась. - Скорей сюда!

Её звал Теинвил, перебравший множество занятий - от воина до монаха - а ныне уединившийся в заброшенном доме в самом сердце Каменных Волн. Ривллим более суток лежал в самой прохладной комнате Паранн-Тиина (так отшельник именовал своё жилище) и медленно возвращался со дна той пропасти, куда упал накануне. Уже было слышно его дыхание, кожа из землистой стала розоватой.

- Фиар!

Девушка легко вскочила на ноги и выбежала прочь. Отшельник указывал в угол комнаты, где находились меч и булава. Резкий треск доносился оттуда; в воздухе повис запах озона и горячего металла. Вихри искорок, которыми оружие разговаривало, неистово крутились в углу комнаты.

Фиар схватила чехол и едва не выронила его. Оружие вырывалось из рук, словно дикая кошка. Пришлось напрячь все силы, чтобы совладать с непокорной булавой. Вынув Чёрный Дождь из чехла (отшельник предусмотрительно отступил подальше), она увидела: по ощетинившейся шипами поверхности пробегает волнами призрачный зеленоватый свет. Доставать меч ей как-то не хотелось. Меч не любил, когда она его трогала.

Фиар несколько раз взмахнула оружием - не указывая им ни на кого, чтобы булава не восприняла взмах как руководство к действию. Булаву ощутимо тянуло в сторону Ривллима. Фиар кинулась в комнату.

Вокруг Ривллима повис тонкий саван из электрических искр. Судя по движению закрытых глаз, Ривллим что-то видел во сне.

- Ривллим! - крикнула Фиар, прикоснувшись к его плечу. - Очнись!

Бесполезно.

Булава рванулась так, что едва не нанесла Ривллиму удар в висок. Фиар пришлось дёрнуть Чёрный Дождь в сторону изо всех сил, чтобы отвести смертоносный удар. Её протащило по полу. Отшельник, вбежавший в комнату, с ужасом наблюдал за происходящим.

И вдруг всё кончилось.

Булава успокоилась, свечение её угасло. Фиар, мрачно глядя на локти, в которые собрала полсотни заноз, медленно поднялась на ноги, стараясь направлять булаву в сторону от всех присутствующих. Вложила в чехол и водрузила на место.

Безмолвный разговор тут же потёк, как и прежде.

- Что это было? - спросил Теинвил, помогая Фиар сесть и ловко, при помощи пары медных монеток, извлекая занозы.

- Понятия не имею, - призналась девушка. - Что-то с Ривллимом. Что-то, что не понравилось моему оружию...

- Может быть, положить второе оружие поблизости от него? - предложил отшельник. Называть меч по имени он не решался. Один раз он это сделал: в ответ с меча сорвалась искра и больно ужалила.

Отшельник покосился на меч. На косвенное упоминание тот не реагировал.

- Не стоит, - отозвалась Фиар устало. - Если уж я не смогла... - и махнула свободной рукой.

- Спасибо, - кивнула она минут через пять, когда с занозами было покончено. - Сколько дней до полнолуния?

Отшельник взглянул на старинную гравюру, служившую универсальным календарём и определителем фаз лун.

- Одиннадцать дней.

Фиар вздохнула, и склонилась над Ривллимом. Приложила кончики пальцев к его голове и повторила приём, которому тот научился у Лейрна, а впоследствии показал ей. Никакой реакции. Словно тело его существовало отдельно от того, что у людей называлось душой.

- Что-то мешает ему, - заметил отшельник. - Я видел однажды одержимого. Когда демона изгнали, человек выглядел точно так же. Что-то мешает ему вернуться в собственное тело.

- Знать бы, что мешает, - проговорила девушка сквозь зубы.

Отшельник посмотрел на неё с сочувствием. Он заметил, что Фиар подолгу сидит, глядя в окно и сжимая в ладони запястье другой руки. На лице её в эти моменты явственно читалась боль. Теинвил однажды попытался расспросить её об этом - и более не пробовал. Фиар сразу же становилась, мягко говоря, недружелюбной.

...Браслеты постепенно ломали её волю. Помимо того, что продолжали тянуть назад, к месту заточения, они принялись насылать на неё сны. Яркие, страшные, после которых она просыпалась вся разбитая. Ривллим не знал, что с той памятной ночи в Эриггвене Фиар ни разу не выспалась. Без Ривллима она просто не доберётся до дома - не хватит сил бороться. Вернись, убеждали браслеты, подчинись, все несчастья тут же закончатся.

Пробираться к городу придётся с боем. Хоть нежить и не смеет войти в оазис, вряд ли она сгинула навсегда.

- Узнать-то просто, - вздохнул отшельник. - Я знаю способ отправить дух в путешествие за духом другого человека. Хорошо знакомого. Но вернуться они смогут лишь вместе. Решишься ли ты на подобное?

- Нет, - тут же ответила Фиар. Не объяснять же отшельнику, что браслеты за это накажут смертью. Как и за прочие попытки избавиться от них силой.

- Тогда будем ждать, - и отшельник отправился во двор.

Совершать ежедневную медитацию.

1 2 3 4 5 6 7 8

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин