Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион V: Изгнанники (Часть 2)
I (XVI)

- Как я устала, - пожаловалась Фиар вечером того дня, когда утром, среди густого тумана, они попытались просочиться в Меорн. Чтобы Ривллим смог забрать свои вещи. Собственно, для этого он и возвращался - как-никак, последняя память о том Меорне, в котором он вырос.

Они скрывались, сидя у Ривллима дома. Заперев двери и не открывая их, не узнав предварительно, кто находится по ту сторону.

- Узнаю, кто принёс новости, голову оторву, - пообещала девушка, откидываясь в кресле. - Сколько людей нас пригласило, сайир?

- Ещё трое сегодня и не менее десятка - завтра. Дальше я предпочёл не спрашивать.

Горожан можно было понять. Для подавляющего большинства из них Шайр оставался местом легендарным, логовищем бессчётных напастей; местом, откуда злая воля направляла удары по югу. И вот в Меорн возвращаются не просто те, кто видел штурм цитадели зла, но те, кто лично участвовал в её разрушении! Тут же путешественники пошли нарасхват. В молодости Ривллим многое бы отдал за подобный триумф. Теперь же он не ощущал ничего, кроме усталости и неловкости: он знал, как оно случилось на самом деле.

- Я этого не переживу, - мрачно изрекла девушка. - А отказаться?

- Нельзя.

- А если я всё равно не приду?

- Из-под земли выкопают. Мы тут теперь ожившая легенда. В особенности ты...

- Убедил, - Фиар горестно махнула рукой. - Уже сил нет таинственно улыбаться на все эти намёки.

Глаза Ривллима широко открылись.

- Не понял... что за намёки?

- Всех очень интересует моя дальнейшая жизнь. Какая я молодая и красивая... Как, у меня нет супруга? И даже мыслей таких нет? И пошло-поехало. Только что в очередь не становятся.

Воин расхохотался, не обращая внимания на взгляд, который метнула в него девушка.

- Но ведь ты действительно очень красивая, хелауа. Ты знаешь об этом?

Фиар подозрительно воззрилась на него.

- Уж не собираешься ли ты поучаствовать в обустройстве моей личной жизни?

- Я бы с удовольствием, - Ривллим никак не мог унять одолевавшее его веселье. - Только мне страшно. И что, с самого утра донимают? - Фиар попыталась куда-то ускользнуть, едва поняла, что дело пахнет торжеством в их честь. Видимо, не удалось...

- Сказал тоже - с утра! Это ещё с Оль-Алиора тянется. Пока до озера добиралась, раз десять останавливали. Ну, песня у них у всех одинаковая. Последнего я слушала дольше всех: он, бедняга, действительно собирался сделать ради меня всё, что угодно. Жаль только, меня не спросил. А у остальных на лице было чётко написано, что им нужно на самом деле.

- И что с ними стало? - Ривллим прекратил смеяться.

- Откуда мне знать, - пожала девушка плечами. - Какие у них делались лица, когда я говорила всё, что о них думаю, - впервые за вечер Фиар улыбнулась. Хищная вышла улыбка. - Так, говоришь, я красивая? - Она стремительно уселась в кресле, оказавшись нос к носу с воином. Волосы взметнулись вокруг неё чёрным вихрем и вновь улеглись тяжёлой текучей лентой.

Вопрос застал Ривллима врасплох.

- Да, разумеется. Странно, что за тобой полгорода хвостом не ходит.

Фиар продолжала улыбаться, глядя Ривллиму в глаза и чуть прищурившись.

- У тебя скверная привычка: ты почти всегда говоришь то, что думаешь. Но, по крайней мере, ты не пытаешься думать за меня...

- Я уже попробовал думать за тебя, - воин безнадёжно махнул рукой. - Готовься, через полчаса пришлют почётный эскорт. И не огорчайся: говорят, у градоправителя превосходный повар.

- Да, приятные стороны бывают почти во всём, - согласилась Фиар. - Но сынок у него - скотина отменная. Ох, что я ему скажу сегодня...

- Почему бы не сделать вид, что тебе по душе его ухаживания?

- Это мысль, - Фиар тихо хлопнула в ладони и рассмеялась. - С масляными глазками он выглядит ещё большим идиотом. Но пусть только попробует ещё раз подстеречь меня в укромном месте!

Надо поскорее убираться из города, решил Ривллим. Послезавтра утром. Иначе беды не миновать.

Вечер прошёл блестяще. Фиар безукоризненно улыбалась и была сама обходительность. Ривллим надеялся, что лишь одному ему виден огонь, горящий в глубине её глаз и насмешка во взгляде.

Приём утомил их настолько, что проснулись они далеко за полдень. Тяжелее всего пришлось Ривллиму, которому досаждала головная боль и постоянно одолевала зевота. Фиар, напротив, выглядела возмутительно бодрой. Как всегда.

1 2 3 4

  • Кожаная косынка оптом le-motif.com.

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин