Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион V: Изгнанники (Часть 1)
V.

- Ты так и будешь молча глазеть? - яростно шепнула девушка, также, видимо, потрясённая увиденным. Рабство практически перестало существовать на Ралионе, когда с кочевниками, основной угрозой цивилизации, было покончено.

... Когда было покончено!

Мысли неслись вихрем, времени следить за ними не было. Фиар права; надо что-то предпринимать. Наверное, всех троих выручило то, что воин вышел на дорогу, не подумав над тем, есть ли у них какие-нибудь шансы. Поскольку шансов, скорее всего, не было.

Вся процессия мгновенно остановилась, когда шагах в пятнадцати от ближайшего всадника на обочине возник высокий, мрачный воин с огромными ножнами на поясе и холодным взглядом, в котором не было и следа страха.

- Кто вы такие, что позволяете себе забирать людей в рабство? - громко осведомился воин, положив руку на рукоять меча. Говорил он на том самом варварском наречии; точнее, на том его обрубке, которое сохранилось до настоящего времени.

Конвоиры отреагировали моментально; всадники выехали вперёд, чтобы не позволить, в случае чего, скрыться наглому чужеземцу; пешие воины остановили колону пленных и молча стояли, нацелив в беззащитных людей копья. Никто из противников не походил на новичков. Ох, что сейчас будет, подумал воин. Но деваться некуда. Хотя можно, пользуясь густыми зарослями, отступить назад, за крепостную стену Шести Башен.

Странно, что Шесть Башен пусты... в то время как здесь творятся подобные вещи.

- Кто ты такой, наглец, чтобы останавливать доблестных воинов великого Шамульеза? - спросил ближайший всадник и по его сигналу четыре копья хмуро уставились в грудь пришельцу. - Кто позволил тебе разгуливать по дорогам вооружённым? Отвечай немедленно, если не хочешь присоединиться к этому стаду.

Пешие воины и двое всадников загоготали.

- Вторгаясь на земли, священные и благословенные Хранительницей Леса, вы рискуете навлечь на себя её проклятие, - послышался рядом знакомый голос.

Не веря своим ушам, Ривллим обернулся. Ольт двигался чуть позади мрачной Фиар, положив руку на её плечо. Так и есть - поводырь и слепец. Вот только какая нелёгкая заставила их вылезти из укрытия? Ривллим быстро перебрал в уме возможные варианты развития событий и понял, что ни один не сулит ничего хорошего.

О том, что творится нечто несуразное и дикое, он уже не задумывался. Сейчас было важно остаться в живых.

Ответом ольту был дружный смех.

- Хороша компания, - продолжил всадник, что заговорил первым. Одет он был в богато украшенные кожаные доспехи; многочисленные драгоценности украшали его одежду, сбрую коня и вообще всё снаряжение. Не исключая копья. - Этого слепого урода я лично отвезу великому вождю. Будет у него любимой игрушкой. А эту прекрасную черноволосую красавицу, пожалуй, оставлю себе...

Воин, чуть свесившись из седла, откровенно разглядывал Фиар, на губах которой появилась улыбка. Эта улыбка испугала Ривллима сильнее, чем сколь угодно страшная гримаса ярости.

- ...Но сначала я прибью к столбу этого недоумка, - заключил воин и взмахнул рукой. - Потерпи немного, моя дорогая, сейчас мы со всем разберёмся.

Бежать было поздно, да ольт с девушкой и не собирались бежать. Более того, девушка сделала несколько шагов по направлению к всадникам, а ольт остался стоять, сохраняя растерянное выражение лица. Ещё бы, ведь он остался без поводыря.

- Ну ладно, - произнёс Ривллим, и Солнечный Лист очертил перед ним сияющую дугу. Всадники уже пришпоривали лошадей; позади них стояли пешие копейщики. Судя по всему, пленники в расчёт вообще не принимались.

Правой рукой воин привычно очертил в воздухе магический знак, призывая Хранительницу в свидетели, взывая к ней о справедливости. Ну, двух-то я точно успею уложить, подумал Ривллим; тело уже само двигалось так, чтобы вражеское копьё его не достало.

Тут же случилось непредвиденное. Два ближайших коня, что неслись во весь опор, взглянули хмурому человеку в глаза... и взбесились. Один из них встал на дыбы так резко, что всадник выпал из седла, запутавшись ногами в стременах. Конь, пронзительно заржав, со второго раза смог избавиться от всадника. От удара копыт того подбросило в воздух метра та два и бросило лицом на камни. Больше он не двигался.

Второй оказался умнее и спрыгнул с лошади; предоставленное самому себе животное тотчас унеслось вслед за своим сородичем дальше по дороге. Недавний всадник, имевший виды на Фиар, оказался никудышным фехтовальщиком. Впрочем, тягаться с Солнечным Листом в умелых руках...

Один из оставшихся всадников наклонился и на скаку поймал и перебросил через седло не особо сопротивлявшуюся девушку. Увернувшись от двух копий, Ривллим услышал душераздирающий крик, глухой стук падающего тела и вопль ужаса. Неудавшийся похититель лежал на спине с жуткой гримасой на лице; вместо глаз у него были две чёрные кипящие дыры.

Затем как-то быстро всё завершилось.

Как в тумане, Ривллим видел четырёх упавших на колени и умоляющих о пощаде копейщиков; четвёртый всадник, с копьём в спине, лежал под копытами неожиданно успокоившейся лошади; Фиар стояла перед сдавшимися противниками, между ладоней её петлёй горело нестерпимо яркое алое пламя.

Самое поразительное было то, что у ног ольта лежало ещё два нападавших; одному из них слепой поставил ногу на спину; к затылку другого приставил острие копья. Как такое могло произойти?

День выдался богатым на неожиданности.

- Один сбежал, - сообщила девушка спокойным голосом. Её хладнокровие ужасало. Стараясь не глядеть на покойника с выжженными глазами, он вытер Лист и аккуратно вложил его в ножны. На негнущихся ногах направился к пленникам. На лицах недавних рабов впервые появилось осмысленное выражение - надежда.

- Разве нужно было делать такое? - спросил Ривллим, принимаясь связывать копейщиков по рукам и ногам. Те настолько перепугались, что не оказывали ни малейшего сопротивления.

- Мы живы, - ответила Фиар и огонь, переливающийся из одной её ладони в другую, угас. - Ты предпочёл бы присоединиться к ним? - она кивнула в сторону недавних пленников. - Этих дикарей можно пронять только одним: страхом. Ничто, кроме силы, на них не действует. Я уже встречалась с им подобными.

Говорили они на среднем наречии, копейщики его не понимали.

- Надо срочно привести его в чувство, - донёсся до Ривллима голос девушки. - Скоро пожалуют гости.

Чья-то рука с размаху хлопнула воина по плечу и тот, наконец, понял, что всё произошедшее - не сон.

- Надо увести этих несчастных в лес, - спокойно произнёс ольт, переламывая копьё, словно травинку. - Слышишь, Ривллим? Если оставим здесь, им конец, - и зашвырнул обломки далеко в сторону.

- А если здесь правят эти... всадники? - Ривллим указал рукой на связанных копейщиков, по-прежнему стоявших на коленях и те попадали лицом в траву, заметив на лице грозного воина нечто такое, от чего не вымолить пощады. - Будем воевать с ними со всеми? Надо разобраться, что тут происходит, чтоб им всем провалиться!

- Здравая мысль, - кивнул ольт и воин полностью уверился в том, что тот на самом деле всё видит. Непонятно, как - но видит. - Я постою здесь, а вы потолкуете с пленниками.

Переглянувшись, Ривллим с девушкой подошли к сгрудившимся, радостно улыбающимся людям. Судя по состоянию последних, вряд ли их гнали больше суток.

Спустя пять минут и с цепями, и с верёвками было покончено.

- Кто-нибудь меня понимает? - спросил Ривллим на среднем наречии. Многие отрицательно покачали головами; некоторые ответили. Как ни странно, воин понял, что ему говорят, хотя изъясняться на этом языке не умел. Он повторил вопрос на остальных трёх знакомых ему. С тем же успехом.

Большинство пленников, заметил Ривллим, были женщинами.

- Знаешь другие языки? - спросил воин у Фиар.

Та покачала головой.

- Знать-то знаю, да только они не поймут.

- Позови Вемкамтамаи, - сухо приказал Ривллим и девушка, кивнув, испарилась. Сам он тем временем знаками показал освобождённым, чтобы они убрались с дороги в лес, и те подчинились - настолько быстро, насколько позволяли оставшиеся силы. Вскоре появился ольт.

- Я не знаю ни одного известного им языка, - пояснил воин. - Надо расспросить их, что случилось, и придумать, куда их девать.

- Договорились, - кивнул ольт и вновь провёл над собой сцепленными ладонями. - Так... полчаса у нас точно есть. Поговори пока с теми вояками, а я попытаю счастья здесь.

Фиар не отставала от Ривллима ни на шаг.

- Как это у тебя ловко получилось, - проговорила она, тяжело дыша. - Похоже, твой меч режет абсолютно всё.

- Это священное оружие, - мрачно пояснил воин. - Всякий раз, когда я его обнажаю, я рискую расположением богини.

- И ты не взял с собой оружия... попроще?

- Об этом позже.

Они подошли к тем самым кустам, в которых несколько минут назад наблюдали за появлением конвоя. Теперь там находились все шестеро выживших копейщиков. Выражение непередаваемого ужаса покинуло их посеревшие лица.

Что бы им такое сказать? - думал воин, хмуро глядя им по очереди в глаза. Убивать - нельзя, они сдались. Оставить здесь - а ну как появится подкрепление? Тут он вспомнил про то, что случилось с лошадьми, и его осенило.

- Я отпускаю вас, - произнёс он, сохраняя на лице как можно более лютое выражение. Фиар отшатнулась и недоумённо взглянула на спутника. Тот знаком приказал ей молчать. - Но знайте: гнев Хранительницы Леса и её сестры, Покровительствующей Мстителям, падёт на вас и всех ваших родственников, если вы хотя бы помыслите причинить вред мне, моим друзьям или друзьям моих друзей.

И вновь начертил в воздухе перед собой знак Хранительницы.

Фиар, как и связанные копейщики, увидела, как за спиной воина возникла и развеялась фигура невысокой женщины в зелёном плаще; огромный волк сидел у её ног. Сам же Ривллим ощутил, что откуда-то из пространства на него обрушился поток силы, от которой на краткий миг он ощутил себя всемогущим. Дышать стоило немалого труда - горячий воздух обволок, словно одеялом.

И тут же всё прошло. Однако ощущение силы, бодрости и уверенности осталось. То же самое испытывала и Фиар. Она видела всё, словно в тумане, не веря своим глазам.

Воин быстро развязал копейщиков одного за другим.

- Убирайтесь, - приказал он. - И никогда сюда не возвращайтесь.

Копейщиков не пришлось долго уговаривать. Торопливо поклонившись воину и девушке, они бегом устремились в направлении, в котором некогда двигался конвой. Воин отвернулся и подошёл к Фиар; та заметила, что руки его дрожат, на лбу выступил обильный пот.

- Если бы кто-нибудь сказал мне, хелауа, что у меня это получится, я...

- Сзади! - крикнула Фиар неожиданно. Один из копейщиков, явно желающий оставить за собой последнее слово, остановился у обочины и как раз замахивался, чтобы метнуть в спину воина тяжёлый кинжал.

Ривллим только-только начинал оборачиваться. Времени не было. Фиар прыгнула, сбивая его с ног, готовясь потратить немногие оставшиеся силы на то, чтобы отвести снаряд в сторону...

Раскат грома прокатился над поляной. Кинжал неожиданно изменил направление полёта и на полпути вонзился в землю с такой силой, что тут же исчез. Вероломный нападающий бросился было наутёк, но земля расступилась под его ногами - стала трясиной, бездонной и жадной. Несколько секунд копейщик отчаянно боролся за свою жизнь, после чего исчез под землёй. Небо посветлело и зыбкая трясина вновь стала зелёной и приветливой поляной.

Остальных копейщиков уже не было видно.

Ривллим поднялся сам и помог подняться девушке.

Ольт подбежал к ним - бесшумно, ни разу не запнувшись.

- Что происходит? - спросил он. - Птицы куда-то делись, звери разбежались. Должна быть очень веская причина!

Фиар, запинаясь, рассказала, что именно произошло. Лицо её представляло собой одни огромные глаза.

- Сайир! - воскликнул ольт, на миг низко склоняясь перед Ривллимом. О боги, подумал тот мрачно. Только этого мне не хватало. - Я рад, что Хранительница на нашей стороне. Надеюсь, так будет и впредь. А пока подумаем, как справиться с отрядом, который вот-вот прибудет по наши души.

Воин предложил направление, и все трое скрылись среди деревьев. На удивление Ривллима, пробираться среди деревьев ни для кого не составило труда. Ну ольт, с ним всё понятно. Родственник леса, так сказать. А Фиар где этому научилась?

- Достаточно, - произнёс ольт в конце концов. - Присядем и подумаем. Мне удалось поговорить с пленниками и новости, должен признаться, не самые радостные.

- Какие именно? - воин прислонился спиной к дереву и вытянул уставшие ноги. - Увидеть, как людей угоняют в рабство, само по себе неприятно. Такого не случалось почти полторы тысячи лет.

Если бы ольт был зрячим, можно было бы сказать, что он и Фиар переглянулись.

- Дольше, - подтвердил ольт. - Этот Шамульез подчинил себе почти всю центральную часть материка, от западного побережья до озера Вереньен.

Ривллим поднял на ольта недоумевающие глаза.

- Озеро, что лежит в долине, к западу от Башен, - пояснил Вемкамтамаи. - Так оно называется сейчас.

Сейчас, подумал воин, и эта мысль отчего-то взволновала его. Никакого Шамульеза он не знал. Да и кому было бы под силу подчинить столь огромные территории? Давным-давно, когда кочевые племена всё ещё были сильны и господствовали по всему западу, от долины Паэрон до снежных равнин Колиндха империи Лерей - да.

- То, что мы видели - не редкость в этих местах. Области Башен, опасаются и кочевники, и здешние жители. Один из пленников в молодости был воином; судя по всему, он неплохо осведомлён. Генерал Той-Альер оборонять подступы к Меорну и не в состоянии защитить прилегающие к Башням земли. Их жителям было велено перебраться южнее. Те, кого мы встретили, отказались переселяться. И пострадали.

- Той-Альер, - повторил Ривллим хриплым голосом, не слушая дальнейших слов. - Шайр. Четыре тысячи лет назад. Мне это снится, Вемкамтамаи или всё это на самом деле? Какой сейчас год?

- Я знал, что ты догадаешься, - кивнул ольт. - Тринадцать тысяч двести восемьдесят пятый год от Рассвета. Четыре тысячи пятьсот девяносто третий год до пришествия Бога Дайнера. - Он невесело усмехнулся. - Четыре с половиной малых месяца до моего рождения, если это вам интересно.

Фиар с завистью поглядела на ольта.

- Помолчите минутку, - попросил Ривллим, видя, что ольт готов продолжать. - Я пытаюсь не сойти с ума, Вемкамтамаи. Если ты не замолчишь, мне это не удастся.

И сел, прижав голову к коленям.

- А мой... - начала было Фиар, но ольт поднёс палец к губам и девушка, кивнув, замолчала.

* * *

- Сайир, - Фиар прикоснулась ладонью к его плечу и легонько потрясла. - Пора что-нибудь предпринять.

Судя по её тону, она полностью излечилась от недавнего уважения к человеку, умеющему призвать силу Хранительницы Леса. Иными словами, вновь стала нетерпеливой и бесцеремонной. Пожалуй, так лучше, подумал воин. При мысли о том, что Фиар может стать робкой и послушной, делалось худо.

- Что можно предпринять? - спросил он, поднимаясь на ноги и стукаясь головой о толстый сук. - Проклятие!

Фиар невинно улыбнулась.

- Надо подумать, как будем встречать отряд, который вот-вот пожалует, чтобы развесить наши головы на шестах вдоль дороги.

- Какие ещё головы? - Ривллим не сразу понял, о чём речь. - И зачем тебе помощь? Насколько я понимаю, ты сможешь запечь всех нападающих заживо. Вместе с лошадьми.

Девушка обиделась.

- За кого ты меня принимаешь?! - вспыхнула она. - По-твоему, мне это доставило удовольствие?

Воину стало неловко.

- Прошу прощения, - склонил он голову. А когда поднял взгляд, увидел глаза, широко открытые от удивления.

- Поразительно, - произнесла девушка. И улыбнулась. Правда, улыбка почти сразу же из приятной сделалась ядовитой. - Поразительно. Надо запомнить этот момент.

- Не забудь запомнить нашу первую встречу, - посоветовал Ривллим, не удержавшись. Он ожидал новой вспышки, но её не последовало.

- Не забуду, - махнула рукой Фиар. - А вот и Вемкамтамаи.

И добавила, почти шёпотом.

- Укрощение огня быстро утомляет меня в... - она запнулась. - На меня пока не рассчитывайте.

- У нас появилось трое помощников, - произнёс ольт, приближаясь. - Самое время устроить засаду.

- Один вопрос, - остановил его воин. - У меня сложилось ощущение, что ты всё прекрасно видишь.

- Вижу, - кивнул слепой. - Хотя в это трудно поверить.

- Но... как?

- Долгая история, сайир. Я расскажу её позже.

Кивнув, воин направился следом. Фиар шла позади, и воин постоянно ощущал затылком её горячий - во всех смыслах - взгляд. Она тоже что-то скрывает, подумал Ривллим. Но, в отличие от ольта, не торопится открывать свой секрет.

То, что ольт как-то незаметно перешёл на ты, не сразу дошло до его спутников. В разговоре с ольтом тон почти всегда задаёт ольт.

1 2 3

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин