Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион V: Изгнанники (Часть 1)
III.

Когда они вернулись к Башне Мерго, оставалось не более двух часов до заката. А затем здесь очень быстро станет темно. Днём Ривллим мог ни о чём не беспокоиться: ни интуиция, ни прочие советчики пока тревогу не поднимали. В подземелье... да, там несколько раз ему было не по себе.

- Куда ты собрался? - с удивлением спросила Фиар, видя, как воин достаёт из-под куртки внушительный походный нож и пробует его лезвие.

- Надо срезать пару-другую ветвей. Для факелов, - пояснил тот. - Не знаю, как ты, а я в темноте видеть не умею.

- Только и всего! - девушка сбежала вниз по ступенькам и, тихонько шепнув что-то, хлопнула ладонью по стене.

Подземелье тут же наполнилось тем самым, призрачным синеватым свечением; оно исходило от стен, а более всего - от потолка.

- Ловко, - похвалил воин. - Где ты этому научилась?

- Я уже говорила, что у меня хороший слух.

- И долго это продлится? - воин с сомнением посмотрел на светящиеся стены.

- Несколько часов.

Было очевидно, что она намерена сопровождать его и в подземелье.

Двигаться в равномерно исходящем отовсюду свечении было непривычно. Иногда даже страшно; тени были едва заметны, и при каждом движении стены вокруг оживали - сотни волн разбегались по ним, отвлекая внимание. Ловко. Человек в таком коридоре всегда как на ладони. И если знать план проходов, лучше средства для обороны не придумать.

Они двигались, руководствуясь метками, оставленным воином прежде. Теперь те выглядели чёрными пятнами на светящемся камне и заметны были издалека. Едва показалась последняя стрела, указывающая на проход, в конце которого была иллюзорная стена и клетка, в которой сидела Фиар, как девушка потянула воина за рукав.

- Мне нужно туда, - указала она в сторону клетки.

Добилась-таки своего, подумал Ривллим, и усмехнулся.

Он подошёл к стене и похлопал по ней ладонью.

- Как ты собираешься сквозь неё проходить?

Фиар молча подняла ладонь, сомкнув средние три пальца и расставив в стороны большой палец и мизинец. Положила ладонь на стену и та... исчезла. Воин вновь покачал головой.

- Если ты так много знаешь, отчего не сбежала?

- Это не смешно, - поджала губы Фиар и склонилась над покойником в красной повязке. Ощупала его необычную одежду и, к величайшему удивлению Ривллима, попросила:

- Помоги снять с него одежду.

И потянула лежащего за плечо.

Тут же воин вспомнил, где он видел - сутки назад - эти красные повязки. Правое крыло нападавших, ворвавшихся через брешь, пробитую взрывом в южной стене. Они смяли застигнутых врасплох магов, управляющих армией, и поначалу показалось, что всё удастся решить молниеносным натиском. Но тут распахнулись двери стоящего рядом небольшого строения и оттуда, в числе прочих ужасов, выбежали вот такие коротышки в красных повязках. Победа едва не обернулась поражением. Тот, кто имел неосторожность взглянуть в их сторону - а особенно в лицо - впадал в дикий, неуправляемый страх и принимался крошить всё, что попадалось на пути. Или же падал замертво.

Прежде, чем воин успел вмешаться, Фиар повернула убитого на спину и поморщилась - запах разложения был уже довольно сильным.

Воина словно ударили в грудь тяжёлым молотом. Он отошёл назад, закрыл глаза и прижал ладонь к груди, пытаясь подавить сердцебиение. Даже после смерти эти существа оставались опасными. Открыв глаза, он увидел недоумённо смотрящую на него девушку и указал молча на лицо покойника.

- Прикрой его чем-нибудь, - слова давались с большим трудом. - Проклятие, надо же было посмотреть в его сторону.

- Тебе стоило посидеть здесь, - усмехнулась девушка. - Ты очень быстро отучился бы смотреть в лицо.

Раздевать покойника было занятием неприятным: под одеждой тело его оказалось поросшим густым мехом. За что мне такое наказание? - думал воин, вытряхивая покойника из штанов.

Из затылка убитого торчал хвост арбалетной стрелы. Если в него попали ещё наверху... Воин поёжился. Успеть уйти так далеко, прежде чем сдохнуть! Ну отчего повсюду сплошь чудовища?!

- И не противно тебе? - поморщился воин, глядя на сияющую Фиар.

- Это лучшее, что я видела в жизни, - пояснила она и, вернув Ривллиму его плащ, одела поверх рубахи куртку.

Провела по ней ладонями сверху вниз.

Куртка ожила, сдвинулась, потекла. Когда всё прекратилось, куртка сидела на новой владелице, как влитая.

- Здорово, - отметил воин. - Что, остальная одежда такая же?

- В точности, - кивнула Фиар, и Ривллим подумал, что ей следует почаще улыбаться. Хотя... побыв здесь пленником, можно разучиться улыбаться навсегда. Отвлёкшись от раздумий, Ривллим осознал, что девушка смотрит ему в глаза, сжимая в руках чёрные штаны и ботинки.

- Может быть, ты всё-таки отвернёшься?

Мысленно сплюнув, воин развернулся и вышел, убрав возникшую было стену движением ладони. Как легко обучиться подобному! И всё-таки, кто же здесь ещё остался?

Фиар возникла за спиной, довольная и бесшумная.

- Хочешь обойти подземелье? - поинтересовалась она. - Тогда пошли. Здесь довольно много проходов. Если твой приятель не совсем сумасшедший, он не станет спускаться на нижние уровни. Я не знаю, что там, внизу.

Девушку было не узнать. Живая ткань словно намеренно подчёркивала, насколько привлекательна фигура Фиар. Да и сама девушка неуловимо изменилась. Стала увереннее, исчезли подозрительность и неприветливый блеск глаз. Ох, намучаюсь я с ней, подумал Ривллим и кивнул.

- Выглядишь ты теперь гораздо лучше, - произнёс он. - Раз уж напросилась, давай, показывай, где тут что.

И начался долгий поход. Иллюзорные стены были, как выяснилось, повсюду; девушка открывала их одну за другой. И везде открывалось одно и то же. Тупик и клетка. Тупик и клетка. Клетки были пусты.

- ...приковали меня к стене, велели молчать и не шевелиться, - рассказывала Фиар. Воин слушал её краем уха, тщетно пытаясь построить в уме план лабиринта. Просто придерживаться правой или левой стороны было практически бесполезно. Обилие перекрёстков и кольцевых коридоров могли бы запутать кого угодно... но Фиар чувствовала себя в лабиринте, как дома.

- ...поняла, что про меня забыли. А когда этот кошмар в красной повязке приполз к моей клетке, еле успела спрятаться в солому. Он умирал не меньше часа, и казалось, что нервы не выдержат...

Воин посмотрел на девушку с одобрением.

- У тебя крепкие нервы, хелауа. Значит... чтоб тебя!..

Последнее относилось к предательски блестевшему камню. Вновь воин попался в ту же ловушку. В этот раз он сумел обрести равновесие.

- Это тоже на случай осады, - пояснила девушка. - Правда, всё это им не помогло.

Повинуясь её жесту, иллюзорная стена растаяла, и Ривллим вздрогнул.

Внутри клетки, прикованный по рукам и ногам к стене, сидел человек. Голова его безвольно свесилась на грудь.

Некоторое время пришедшие смотрели на тело.

- Интересно, он жив? - шепнула Фиар.

- Приветствую вас, друзья мои, - неожиданно послышалось из клетки. Человек говорил, не поднимая головы; голос был звучным и спокойным - словно его обладателя не бросили здесь на верную смерть. - Я был бы очень признателен, если бы вы помогли мне выбраться отсюда.

С этими словами он поднял голову. Воин вздрогнул вновь. Голова человека была совершенно безволосой; кожа имела зеленоватый оттенок. Ни волос, ни бровей, ни ресниц, ни бороды. Но самым страшным были его глаза.

Вернее, их отсутствие.

В сторону пришедших были обращены две пустые глазницы.

- Я посоветовал бы не прикасаться к решётке, - произнёс слепой и вновь уронил голову на грудь. В этот раз в голосе не прозвучало никакой жизнерадостности.

- - -

Фиар со смешанным чувством страха и уважения увидела, как ярко вспыхивает Солнечный Лист, и как брызжут во все стороны искры. Меч остался идеально заточенным - ни царапинки, ни щербинки. Словно прошёл сквозь воду, а не закалённую сталь.

Обломком стула воин отворил тяжёлую дверцу и постарался, как мог, заклинить её. Не хватало ещё застрять в этой клетке. Возможно, меч и справится с магической решёткой, но зачем рисковать?

Он примеривался, как бы ему лучше перерезать цепи, ведущие к браслетам на руках и ногах, как слепой пошевелился и вновь заговорил.

- Не стоит. Сначала расстегните их, если это вас не затруднит.

Откуда он знает, что я делаю? - поразился воин. Впрочем, у слепых, как известно, чрезвычайно обостряются остальные органы чувств - в качестве возмещения. И всё равно трудно понять, как слепец угадал, что собирается делать его спаситель?

Браслеты открылись на удивление легко. Все четверо. Воин обернулся, ощутив чей-то взгляд, и увидел девушку, молча указывавшую на свои запястья. Понятно. Вернее, ничего не понятно, но можно догадаться, чем она была так недовольна.

- Откуда ж мне было знать, - проворчал Ривллим и ухватил узника подмышки, помогая подняться на ноги.

Спасённый был высок. Ривллим не считал себя низкорослым при росте метр восемьдесят, но узник был выше почти на голову. Он поднялся и повертел в разные стороны головой, словно прислушиваясь.

- Откуда с вами эта очаровательная особа? - спросил он и улыбнулся. - Трудно поверить, что она участвовала во вчерашней... во вчерашних событиях.

- Не участвовала, - согласилась Фиар, внимательно наблюдая за дверцей. Та шевельнулась было, но клинья выдержали. Прошло несколько секунд и дверца, скрежетнув, сдвинулись.

- Она закрывается! - предупредила девушка.

В этот раз удалось покинуть клетку без приключений. Едва все трое покинули проход, как клинья не выдержали, и дверца захлопнулась. Гул удара долго отдавался эхом.

Везёт мне сегодня, подумал воин устало. И никаких следов Шелна, чтоб ему добраться домой живым и невредимым. Зато собралась прекрасная компания - слепой и эта девчонка. Когда-то теперь вернёмся в Меорн...

На голову упала капля.

Он поднял голову; Фиар тоже. На потолке бушевало крохотное подобие океана. По нему двигались волны, словно подгоняемые ветром; слабый плеск доносился сверху и капли, одна за другой, начинали падать с превратившегося в море потолка.

- Надо спасаться! - воскликнула девушка, побледнев от страха. - Начинается! Наводнение начинается!

Похоже, она была права. Капли сыпались всё чаще; коридоры, не прекратившие светиться, выглядели теперь особенно жутко - море на потолке, пляшущие призраки-тени и льющийся отовсюду холодный свет. Толща воды над головой слабо светилась изнутри.

Слепой двигался на удивление уверенно; Фиар помогала ему, чем могла, предупреждая о препятствиях. Безумная гонка по лабиринту продолжалась всего минут пять, но воин запомнил их на всю жизнь. С потолка лило уже, как из ведра; под ногами было по щиколотку воды и каждое падение могло обернуться серьёзными увечьями.

Наконец - да не оставит нас Хранительница своим вниманием - показалась долгожданная лестница наверх и все трое, мокрые насквозь, выкарабкались наружу, чихая и кашляя.

Оставаться в Башне не хотелось, и воин помог Фиар вывести слепца наружу.

На солнце со спасённым случилось нечто странное. Слепой обхватил голову руками и присел, словно вечерний свет причинял ему невыносимую боль.

- Вам плохо? - спросила его девушка, и воин отметил, что она обращается на вы. Интересно.

- Нет, - ровным голосом ответил тот. - Просто... непривычно. Сейчас пройдёт. Где-то тут был бассейн...

Фиар взялась провожать его, а Ривллим, который подобными зрелищами был уже сыт по горло, принялся осматривать окрестности в поисках дров. Солнце уже опускалось за стену, надо срочно придумать способ согреться и высохнуть. Хорошо ещё, что подземелье затопила обычная вода, а не какая-нибудь гадость.

Попутно он проверил рюкзак. Отличная работа, подлинного мастера - нисколько не промок. Уже кое-что. А вот шляпа, когда высохнет, сгодится разве что пугалу.

Вскоре на одной из лужаек разгорелся весёлый костёр и воин, переодевшись в то сухое, что ещё оставалось, развесил всё оставшееся для просушки. Хуже всего, что вода налилась в сапоги...

Вскоре к костру подсела Фиар, чья новая одежда защитила её от наводнения, и слепой.

Последний соорудил себе из куска своего мешка набедренную повязку и, похоже, его это вполне устраивало. Только сейчас воин обратил внимание, что освобождённый обут в лёгкие и прочные сандалии. Вид этих сандалий, звучание голоса, кожа оливкового цвета, плавность движений - всё это наводило на размышления.

- Вам не холодно? - спросил Ривллим, поражаясь тому, что обращается к незнакомцу вежливо. Слепой отрицательно покачал головой.

Это не человек, подумал воин неожиданно.

Кто же тогда?

Ответ пришёл сам собой. Позднее Ривллим будет долго думать, что послужило причиной для догадки, но так и не поймёт. Незнакомец перед ним одним из тех, кого в Меорне звали Лесным народом - похожая на людей раса, гораздо более древняя и - трудно это выразить словами - мудрая, что ли. Хотя слепой великан напротив не очень походил на тех ольтов (как их называли заезжие маги и проповедники), которые частенько наведывались в Меорн.

- Eli va Olite samma? - обратился воин к слепому.

- Eli-sa Anangil, - немедленно ответил тот, поворачиваясь к собеседникулицом, и улыбнулся. - Рад слышать, что дружелюбие не совсем покинуло эту проклятую богами землю.

Он встал и слегка поклонился - воину и девушке, коротко прижав ладони к груди.

- Меня зовут Вемкамтамаи, и я благодарен вам за спасение.

- Я Фиар, - отозвалась девушка, поклонившись в ответ (хотя слепой, конечно, не мог этого видеть).

- Я Ривллим Мегдлир, сын Эвейра из Меорна, - ответил воин, как требовал того ритуал. Кланяться было необязательно.

- Меорн, - произнёс ольт и улыбнулся краем рта. - Как он? Я слышал, ильвемоары готовили ему незавидную участь.

- Надеюсь, что город в полном порядке, - отозвался Ривллим, поворачиваясь к огню другим боком. Темнело необычайно быстро. Теперь они уже не успеют покинуть территорию Шести Башен. Плохо. Очень плохо. - Я пришёл сюда, чтобы отыскать своего товарища и друга, вместе с которым мы воевали. Он намеревался заглянуть в одну из Башен, но куда-то делся.

- В подземелье его нет, - произнёс слепой, повернувшись лицом к огню. - Иначе бы его не затопило. Я оставался в сознании последние десять или около того часов и не слышал, чтобы кто-нибудь бродил по лабиринту.

- Я тоже, - тихо добавила девушка.

- Значит, придётся обойти остальные Башни, - пожал плечами воин. - Впрочем, одну я уже обошёл. Если никаких следов не отыщется, останется вернуться в Меорн и признать, что я не смог сдержать обещания.

Наступило молчание, прерываемое только потрескиванием веток. Искры облаком взмыли над костром и спиралью понеслись вверх, угасая на лету.

- Думаю, что мы поможем нашему спасителю, эллено? - ольт повернулся к девушке и вновь улыбнулся.

Эллено. Ольтское слово, воину неизвестное. Похоже, не у одного Ривллима затруднения с Фиар - судя по интонации, с которым ольт произнёс это слово. Воин услышал, как губы его произносят:

- Чем... - и спохватился. Чем вы можете помочь мне, хотело сорваться с языка. Это звучало бы не очень вежливо. - Вы знакомы с этими местами?

- Я знал их ещё до того, как здесь поселились ильвемоары, - спокойно ответил ольт и холодок пробежал по спине воина. Он слышал, что ольты могут жить сотни, иногда тысячи, лет, но чтобы столкнуться с таким самому... Невероятно!

- Буду рад любой помощи, - ответил воин и чуть наклонил голову. Это было правдой; до сих пор у него только прибавлялось проблем. Если ольт (сколько ему лет? двести? триста?) действительно знает эти места, его содействие может оказаться бесценным.

- Превосходно, - кивнул ольт. - Потом, если вас это не слишком обременит, я хотел бы проследовать с вами в Меорн. Последние годы я веду чрезмерно сидячий образ жизни, - он коротко рассмеялся. - Перемена обстановки не повредит.

- А как же я? - тихо спросила Фиар, устремив взгляд на Ривллима. - Мне очень нужно домой.

- Сначала в Меорн, хелауа. Я на службе. Если в городе всё в порядке, буду рад проводить тебя домой. - Интересно, кто тянул меня за язык?

Но сказанного не воротишь.

- Хелауа! - рассмеялся ольт. - Это многое объясняет, сайир, - коротко кивнул он опешившему Ривллиму. - Будь поласковее с людьми из Меорна, эллено, - обратился он к нахмурившейся Фиар. - Они одни из немногих оставшихся разумных созданий, которые ещё помнят, как устроен мир и как следует вести себя в нём.

Девушка пожала плечами и отвернулась.

- Не стоит ли нам убраться отсюда? - спросил воин, с тревогой глядя на быстро чернеющее небо.

- Здесь мы в безопасности, - возразил ольт. - А что касается пропитания... то вон там, рядом с бассейном, есть целая лужайка хальги, дикого картофеля. Не деликатес, но в печёном виде сойдёт. Боюсь, ничего другого здесь не найти.

- Я скоро вернусь, - воин поднялся, надев почти просохшую одежду, обул всё ещё сырые сапоги и отправился в указанном направлении. Сухари лучше оставить на крайний случай - да и осталось их не так много. Хальга, конечно, пакость порядочная, но зато весьма сытная.

При каждом движении сапоги издавали отвратительный скрип. Ривллиму казалось, что его слышит вся округа. Интересно, как ольт догадался, кем я служу? Это, конечно, не секрет, но всё же...

1 2 3

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин