Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион V: Изгнанники (Часть 1)
XV.

- Мне кажется, что мы выступили неделю назад, - проговорил Ривллим, откидываясь на спину. Ему не спалось.

Им всем не спалось. Победа, подействовала на утомлённых долгими годами войн южан лучше любого лекарства. Многие солдаты происходили из окрестных деревень и городов... правда, многие из последних лежат в руинах. Теперь было на что надеяться - того, что случилось сегодня, не смогут омрачить никакие поражения. Крепость, которая выдержала десятки осад, лежала грудой оплавленного камня. Отборные войска Шамульеза наголову разбиты. Неплохая проверка на прочность для его империи.

- Мне кажется, что несколько лет, - эхом отозвалась Фиар. Воин не успел понять, когда она успела сменить колдовскую одежду на ту походную, в которой они покинули Меорн. Что ещё удивительнее, чёрная одежда по-прежнему лежала у него в рюкзаке. А ведь он ни разу не оставлял рюкзак без присмотра.

- Что до меня, то я чуть не умер от скуки там, в лесу, - ольт появился в круге света, что отбрасывал их костёр и уселся рядом. - В следующий раз надо будет пойти с вами. У вас-то, дорога была интереснее.

- Уж куда интереснее, - подтвердил воин, глядя на то, как Лист и Дождь продолжают разговаривать. Потрясающее зрелище. Доступное только им с Фиар. - До сих пор не пойму, как я жив остался. И вообще, слишком уж нам везёт. Сначала отряд разгромили, потом - крепость. В голове не укладывается.

- Согласен. Нам всем везёт, притом очень странно. Впрочем, не только нам, - произнёс Вемкамтамаи. Помолчав, добавил: - Я сделал генералу небольшой подарок. Скоро у него будут новые союзники.

- Твои сородичи? - спросил Ривллим, вновь садясь.

Ольт кивнул.

- Генерал заключит с ними союз через одну-две недели.

- Ты побывал у себя дома? - спросила Фиар.

Лицо Вемкамтамаи потемнело.

- Побывал. Не хочу об этом говорить... сегодня. Как-никак, праздник. Поговорим о чём-нибудь подобающем. Итак, какие у вас планы?

- Я не знаю, - Ривллим уставился в костёр. - С одной стороны, мы можем потребоваться генералу. С другой стороны, мне не даёт покоя то, что с нами случилось. С третьей стороны...

- Генерал не станет просить вас о помощи, - произнёс ольт чуть тише.

- Почему?

- Сегодня весь мир подумал, что Югу пришли на помощь высшие силы. Так подумало большинство сражающихся, с обеих сторон. Вряд ли генерал захочет впредь полагаться на наши возможности. Превосходно, когда высшие силы на твоей стороне. Но они не отличаются постоянством - сегодня они с тобой, а завтра ты им не нужен.

- Понимаю, - кивнул Ривллим.

- Превосходно, - кивнул ольт в ответ. - Генерал, конечно, не скажет этого вслух, но отпустит вас без задержки. Куда вы направитесь теперь? Меня это не особенно касается, но хотелось бы знать, где вас искать.

- Ко мне домой, - заявила Фиар. - Как и собирались.

- Через Меорн, - пояснил воин, и Фиар тут же ощетинилась.

- Какой ещё Меорн? Ты же...

- Не так громко, эллено, - поднял ладонь Вемкамтамаи. - Он совершенно прав. Путь по южному побережью безопаснее. Да и ближе, если я правильно разбираюсь в картах. Не идти же по горам.

- Ладно, - буркнула девушка, сверкнув глазами на Ривллима. - Пусть будет так.

- Ну что же, - ольт поднялся на ноги. - Я постараюсь отыскать вас, как только закончу дела на севере, - он показал ладонью вокруг себя, - он накинул капюшон на голову. - До встречи.

Он обнял притихшую Фиар и церемонно поклонился Ривллиму. Поражённый воин поклонился в ответ. И заметил, как притих весь окружающий их лагерь.

- Ну ладно, - произнёс Ривллим, поднимая ножны с Листом. - Пойду погуляю. Тут все не прочь выпить с нами или хотя бы поглядеть. Высшие силы, всё-таки. Не хочешь присоединиться?

- Не хочу, - ответила Фиар равнодушно. - Видеть их не могу. Знаю, знаю, сайир, не трать сил. Я лучше спать лягу.

- Спокойной ночи, хелауа.

Фиар ничего не ответила.

- - -

- Прощайте, - наклонил голову генерал. Он выглядел помолодевшим лет на пятнадцать. - Если судьба занесёт вас в Меорн, сочту за честь встретиться с вами.

- Мы как раз... - начал было воин, но Фиар весьма чувствительно ткнула его кулаком в бок. Так, чтобы генерал не заметил. - Мы как раз думали, удастся ли побывать в Меорне. Надеюсь, что удастся. Удачи, генерал.

- Удачи, Ривллим, - генерал отдал честь. - Удачи, Фиар. Держитесь подальше от гор, там небезопасно.

Путешественники кивнули ему в ответ и вскоре остались одни. Они долго отказывались от эскорта, и в конце концов Той-Альер уступил. Привлекать к себе внимание они не хотят, а силы им служат далеко не шуточные. Пусть едут вдвоём, если им так удобнее. Генерал оглянулся единственный раз и увидел, что путешественники о чём-то спокойно разговаривают. Оглянувшись вновь, он не увидел никого, только оседающее облако пыли.

- - -

- Ты не могла бы выражать свои мысли как-нибудь иначе? - поинтересовался воин, когда генерал и его сопровождение остались далеко позади.

- Ты не мог бы думать, что говоришь? - спросила Фиар тем же тоном. - Мы как раз собирались вернуться в Меорн. Превосходно! Тебе не терпится выполнить ещё пару-другую исторически важных поручений? Или вспомнишь и обо мне?

Не дожидаясь ответа, она пустила коня галопом. Немалого труда стоило догнать её; о продолжении разговора на таком скаку и речи быть не могло.

Скачки прекратились так же неожиданно, как и начались. Когда последние посты, расставленные генералом, скрылись из виду, Фиар резко остановила коня и молча спешилась.

- Что ты задумала? - недоумённо спросил остановившийся Ривллим.

- Я иду пешком, - пояснила девушка. - Летать не умеем - значит, пойдём пешком. Плохо мне от лошадей, забыл уже?

- Как знаешь, - Ривллим тоже спешился и не торопясь устроил на себе всю поклажу. - Что делать с животными?

- Вернём хозяину, - Фиар обернулась, и некоторое время смотрела в глаза одному коню, затем - другому. Затем тихонько хлопнула в ладоши. Оба коня тут же развернулись и неторопливо поскакали назад. Вскоре их уже не было видно.

- Слушай, хелауа, - Ривллим двинулся следом. Девушка шла неторопливо, не оборачиваясь. - Скажи честно, на кой я тебе нужен? Ты и без меня прекрасно справишься.

Фиар бросила на него короткий взгляд.

- Считай, что из прихоти.

- А на самом деле?

- Вот этого, сайир, я тебе не скажу.

- Ну что же, - Ривллим почувствовал, что теряет терпение. - Тогда постараюсь избавиться от тебя побыстрее.

Фиар не ответила.

...Сколько нам идти до Меорна? - думал Ривллим на ходу. Получается, что подойдём как раз накануне двойного полнолуния. Надеюсь, что все празднества к тому времени закончатся. Весть о разрушении Шайра наверняка уже достигла Меорна, и там веселятся вовсю. Хороший у них выдался год. Праздник на празднике. Эх, сейчас куда-нибудь подальше, где не нужно быть сайиром.

К вечеру доберёмся до Шести Башен. Вернее, до того места, где не так давно встретили шалиритов и их пленников. Если бы не Фиар, я непременно зашёл бы внутрь - посмотреть.

- ...Сайир, я есть хочу, - заявила девушка, когда они остановились у очередного ручья. Сидеть в тени было приятно, но Фиар, как назло, не давала отдохнуть, как следует. Терпи, воин... самое главное - молчи побольше. Привыкай, тебе ещё очень долго её терпеть.

Ривллим молча вручил ей лук и колчан со стрелами.

- Ну, знаешь! - возмутилась Фиар. - Да, я не умею охотиться, выслеживать дичь и много чего ещё. Не будь ребёнком!

- Тогда изволь уважать тех, кто этими талантами обладает, - ответил воин с усмешкой. - Мне ясно, для чего я тебе нужен. Что ж, сам виноват. Не стоило предлагать свою помощь.

Фиар неожиданно оказалась прямо перед ним. Она подошла вплотную и взяла всё ещё усмехающегося воина за руки.

- Хорошо, Ривллим, - произнесла она совсем другим тоном. Улыбнулась. От этой улыбки едкие слова, готовые вот-вот сорваться с языка Ривллима, застряли в горле. Весь мир заслонили её глаза... глубокие, сине-зелёные... он погружался в них, глубже и глубже. - Пожалуйста, не сердись. Это бесполезно, - добавила она, и Ривллим вздрогнул, словно его стегнули кнутом. - Видишь же - я умею быть хорошей!

Ощущая, как у него начинают гореть кончики ушей, воин молча снял с себя всю поклажу (кроме мечей) и поднял лук со стрелами. Фиар внимательно следила. Пусть только попробует сказать что-нибудь не то, подумал Ривллим хмуро.

Он оглянулся, в тайной надежде увидеть торжество или иронию в глазах девушки. Ни того, ни другого. Она спокойно собирала хворост для растопки. Лицо её было спокойным.

...До Шести Башен они добрались только к наступлению ночи. Заходить внутрь стены девушка наотрез отказалась, а ночевать лучше всего было на том самом приметном холме. И спокойнее, и безопаснее. К тому же, дальше на юг - дальше от владений Тёмной. Иллюзий относительно их участи, стоит им попасть в руки её слуг, у Ривллима не возникало.

Он несколько раз оглядывался. В темноте разговор оружия был особенно занятен. Свечение от Листа исходило не белое, а слегка оранжевое; от Дождя, соответственно, не чёрное, а слегка сиреневое. Фиар тоже оглядывалась, всякий раз таинственно улыбаясь. Её это, похоже, тоже забавляло.

Изредка обмениваясь коротким фразами, они подошли к развилке. Ещё сотни две шагов - и покажется та самая поляна. Как недавно это было и как давно!

Ривллим почуял это первым.

- Стой, - приказал он негромко, и та тут же остановилась. Недоумённо взглянула в лицо Ривллима. Он стоял, прислушиваясь. Ничего. Всё так же поют насекомые. Ничто не тревожит ночную жизнь. И всё же...

Он указал рукой на поляну, залитую лунным светом. Большая луна висела почти над самым лесом; средняя ещё не показалась. Что-то движется впереди, или это ветерок гонит по траве небольшие волны?

Он оглянулся и понял, что его встревожило.

Лист и Дождь прекратили разговор.

- Что бы это значило? - спросила Фиар так же тихо.

- Если бы я знал. Идём вперёд, но очень медленно. Будь начеку.

Стараясь всё время оставаться на почтительном расстоянии от обеих лесных стен, они повернули, следуя изгибу дороги, и оказались у поляны.

Всё спокойно и мирно. Это действительно ветер. И всё же Ривллим чувствовал: приближается нечто враждебное. Откуда придёт опасность?

Воин выхватил Солнечный Лист. Волны холодного пламени по-прежнему катились по клинку, разбиваясь о крестовину. Всё в порядке. Он осторожно повернул меч в разные стороны. Всё чисто. Может быть, так и должно быть ночью?

Он заметил, что Фиар сжимает в руке Чёрный Дождь. Булава также не изменилась. На шипах вспыхивали и гасли сиреневые искорки; лёгкая прохлада разлилась вокруг.

Тяжкий вздох пронёсся по поляне.

Они выбирались из-под земли. Как и в тот, первый день: изрубленные, иссечённые, с жуткими улыбками на пустых лицах. Люди и кони. Земля ходила ходуном, извергая нежить наружу. Воин успел заметить, что всё вокруг замолкло, замерло, притаилось. Поверженный отряд восставал во второй раз.

Чёрный саван окутал клинок Листа, живое свечение угасло. Точнее, едва заметно пробивалось сквозь угольно-чёрный налёт. Краем глаза воин заметил, что и с Дождём произошла та же перемена. Не дожидаясь, пока ближайший покойник полностью выберется из-под земли, воин чётко, словно на уроках фехтования, сделал три быстрых шага и, взмахнув в полуповороте Солнечным Листом, нанёс первый удар...

- - -

Ольт в этот момент углублялся в мрачные заросли Сеаринха, огромного лесного массива, занимающего северо-восточную часть континента. Следы войны или готовящейся войны были заметны повсюду; дух неуверенности витал над каждым, кто попадался на пути.

Вновь что-то тихо треснуло наверху, в зените.

Ольт сбросил с головы капюшон и остановил коня.

Белая полоса.

Чёрная полоса.

На сей раз они пересеклись южнее зенита. Полосы горели неровным огнём, словно полярное сияние; образовавшийся косой крест, несомненно, куда-то указывал.

Что, интересно, происходит на юге?

Вскоре полосы исчезли.

- - -

За несколько коротких мгновений Ривллим успел пережить широкую гамму чувств - от недоверия и изумления до страха и отчаяния. Лист не перерезал пополам отвратительное порождение чьей-то магии, он даже не нанёс сколько-либо заметного ущерба. Меч со звоном отскочил от самого обыкновенного кожаного доспеха - уже разрубленного, частично обожжённого и дырявого. Вновь Ривллим ударил... и вновь меч едва не вырвался у него из рук, звоном протестуя против подобного обращения. Тут же воин осознал, что с ними станет, как только вся эта свора нежити сможет двигаться.

Фиар молча вкладывала Чёрный Дождь в чехол. На лице её Ривллим вновь увидел страх...

- Туда! - указал он на холм, на вершине которого они некогда ночевали. - Туда, быстрее!

Фиар кивнула и они понеслись к укрытию что было сил. Чья бы воля ни подняла эти создания, вокруг всё же располагались владения Хранительницы. Холм - одно из посвящённых ей мест. На краткий миг Ривллимом овладело искушение воззвать к Повелительнице Зверей и попросить защиты... но он сдержался. Только, когда не останется других средств. Боги дорого просят за каждое вмешательство.

Те, мимо кого они пробегали, молча пытались добраться до желанной добычи, взмахивая скрюченными руками. От покойников уже исходил тошнотворный смрад разложения; а выглядели они так, что Ривллим отчасти обрадовался тому, что видны только силуэты.

Путешественники были на полпути к холму, когда позади раздался яростный топот копыт. Не сговариваясь, воин и девушка кинулись в разные стороны; преследователь на миг задержался, затем последовал за Ривллимом. Тут же что-то хрустнуло за спиной у воина; длинная тень неожиданно выросла у его ног и, вздрогнув, взмыла вверх, упираясь в стену деревьев. Оранжевое неровное свечение осветило узкий проход к холму.

Лишь на полпути к вершине, Ривллим обернулся. И всадник, и его конь были покрыты шевелящимся густым покрывалом огня; жидкие капли стекали наземь, и гасли, соприкасаясь с землёй. Конь шёл медленно, неуверенно. Всадник, который только что гнал его во весь опор, замер в седле, неподвижный, как статуя. И вдруг оба они тоскливо взвыли - и то, что некогда было человеком, и то, что было конём. Мурашки побежали по телу Ривллима от этих звуков.

Фиар молча схватила его за руку, потащила наверх. Воин не сопротивлялся, но был не в силах отвести взгляда от того, что происходило с преследователем. Конь и всадник замерли, яростно полыхая; чёрныйм дым поднимался над ними и клочьями уносился прочь, рассеиваясь и пропадая. И вдруг с треском - словно прогоревшие насквозь поленья - оба рассыпались дождём оранжевых искр и упали наземь, обратившись в рдеющую кучку угольев.

- Много ещё у тебя таких... вещиц? - спросил Ривллим, не оборачиваясь. Он не сомневался, что произошедшее - дело рук Фиар.

- Порядочно, - отозвалась та с сомнением в голосе. - Надеюсь, на этот раз хватит.

На этот раз!

- Что дальше, сайир? - спросила девушка, тревожно оглядываясь. Лес по-прежнему молча шумел на ветру; обитатели его не подавали признаков жизни.

- Пусть подойдут поближе, - указал рукой воин. Нежить двигалась по лесному коридору. Под своды леса не входила. То-то же, подумал Ривллим с мстительным удовлетворением. Кто бы вы ни были, не настолько уж вы сильны. С другой стороны, не растеряйся Фиар, не метни припасённый ею жидкий огонь - всё могло бы быть по-другому. Пожалуй, не стоит отчитывать её за то, что подбирает, словно сорока, всё, что плохо лежит.

Покойники остановились у подножия холма.

Подняли к преследуемым то, что было некогда лицами.

- Дай-ка мне парочку, - потребовал Ривллим. - Заодно покажи, как с ними обращаются.

- Обращайся осторожно, - велела Фиар, протягивая две грушевидные склянки. Пробки были притёрты и оклеены тёмно-оранжевой лентой. - Смотри: чуть отрываешь эту ленту и, как только она засветится или покраснеет, кидай. Времени у тебя не более...

- Сайир, - послышался хриплый свистящий голос. Фиар едва не выронила склянку, а Ривллим споткнулся на ровном месте. Голос не принадлежал человеку. И вообще живому существу.

- Сайир, - повторил жуткий голос, от которого возникали видения пепелищ и множества трупов, вывешенных у дорог на радость стервятникам. - Спустись к нам, сайир.

Ривллим молча взял у побледневшей Фиар склянку и решительно направился вниз.

- Куда ты?! - Фиар загородила дорогу. Лицо её стало двумя огромными глазами. - Тебя же убьют, сайир! Сейчас мы их отгоним, не сходи с ума!

- Я не настолько глуп, - очень трудно было оторвать от себя вцепившуюся девушку. Да ещё настолько сильную. Да ещё сжимая в руке пузырёк с притаившимся внутри огненным погребением. Хватка понемногу ослабла. - Готовься прикрывать отступление.

Длинное мгновение спустя Фиар еле уловимо кивнула и отошла в сторону. Ривллим спустился на расстояние, откуда никто из покойников не смог бы достать его копьём или мечом и замер. Тёмная масса нежити стояла не шевелясь. У воина в голове мелькнуло, что всё это очень походит на торжественную встречу. Тут ветер толкнул его в лицо и Ривллим едва не задохнулся.

Движение в массе мертвецов.

Из толпы выбрался... конь. Тот самый, который так неудачно сломал в тот день ногу.

- Сайир, - голос, оказывается, принадлежал коню. Ривллим ощутил, как напряглась Фиар, стоявшая рядом. - Сопротивляться бессмысленно, сайир. В следующий раз нас будет больше.

В глазницах коня что-то отвратительно шевелилось. Губы коня растянулись в подражание улыбке.

- Сдавайся, сайир, - повторил конь и масса нежити шевельнулась. - Отдай меч.

- Я знаю, кто говорит со мной, - ответил Ривллим, стараясь говорить твёрдо. - Я не младенец, Тёмная. Придумай что-нибудь пострашнее. - Оторвал краешек оранжевой ленты. Та тут же нагрелась, начала разгораться слабым вишнёвым светом. - На, держи!

Он метнул зашипевшую склянку в ухмыляющегося коня. Тот даже не попытался увернуться. Тут же Фиар бросилась на воина, сбивая его с ног и, не поднимаясь, метнула в гущу противника ещё один снаряд. Ривллим, успел услышать, как что-то глухо вонзилось в землю рядом с ними и увидеть, на фоне ярко-оранжевой вспышки, силуэты двух всадников, державших в руках арбалеты. Вот проклятье, про арбалеты я и забыл. Недоумок, обругал себя воин, прыгая вслед за Фиар через небольшой бугорок и спасаясь от нового залпа. Фиар метнула ещё два снаряда и вот уже добрая половина нежити стояла, обратившись в факелы, оглашая воздух невыразимо неприятным скрежещущим хохотом.

- И этот человек хотел меня выпороть, - услышал он горячий шёпот. - Ты что, думал, что с тобой действительно ведут переговоры?

- Ты права, хелауа, - шепнул воин в ответ.

- Я рада, что... о, чтоб тебя! - Фиар едва успела пригнуться. Уже две трети вновь восставшего отряда пылало, обращаясь в пепел. Странно Тёмная распоряжается своим войском. Что ей, совсем их не жалко? Разумеется, не жалко, ответил Ривллиму холодный голос изнутри. О какой жалости может идти речь, если их силой заставили вернуться к подобию жизни? Так что же это, милость с её стороны? - подумал воин ошарашенно. Да, видимо, милость. Очень своеобразная, конечно.

- Сайир! - Фиар вскочила на ноги, и воин последовал её примеру. - Они отступают!

Действительно, четверо пеших покойников быстрым шагом отступали назад, к поляне, на которой некогда были повержены.

В следующий раз нас будет больше, вспомнил Ривллим.

- Нельзя дать им уйти, - крикнул он, и Фиар кивнула. Торопливо спускаясь с холма, прижимаясь к деревьям, чтобы спастись от непереносимого жара, путешественники кинулись следом. Да только покойники двигались не менее проворно. В сказках всё проще, подумал Ривллим и метнул очередной снаряд. Попал. Покойник остановился, оглянулся и... раскинув объятия, побежал навстречу Ривллиму, оставляя за собой огненную тропу.

- Держись, сайир, - крикнула девушка и метнула свою склянку. Снова в цель. Двое самых дальних тем временем были уже шагах в ста от поляны. Двое остальных с упорством обречённых пытались настигнуть своих губителей, слиться с ними, превратиться в единый костёр. Кто бы ими ни управлял, тупостью он не отличался. Ривллим маневрировал, стараясь держаться поближе к деревьям. Один раз покойник едва не ударил его по лицу рукой. Капельки огня упали на куртку, прожигая её. Вот же пакость, подумал Ривллим, уворачиваясь. Пропала куртка. Думал, сносу ей не будет.

Оставшиеся двое благополучно добрались до поляны и побежали по ней, погружаясь в глубины земли, по которой во всем стороны разбегались волны. Двое остальных рухнули грудой горящих костей. Фиар подбежала к воину, схватила его за руку. Он осознал, что девушка дрожит мелкой дрожью. Мигом позже понял, что и сам дрожит.

Вокруг витал тяжёлый дух горящей плоти и костей.

- Они сгорают, - удивилась девушка, указывая на дымящиеся останки. - А в тот раз... Неужели они уже не вернутся?

- Хорошо бы, - произнёс Ривллим, с трудом подавляя стук зубов. - Но двое всё равно скрылись. Придётся заночевать на холме. Дальше по дороге укрытий нет.

- Я не засну, - пожаловалась девушка, не отпуская его руку и прижавшись к своему спутнику. - Какой омерзительный голос. Я-то думала, что ничто не может меня испугать.

- Я тоже, - отозвался воин сумрачно. - Но выспаться нужно. Если это... - он осёкся и оглянулся. Оглянулась и Фиар.

Оружие вновь заговорило.

Ривллим осторожно извлёк Солнечный Лист (сделать это было непросто, поскольку Фиар не желала отпускать его руку) и увидел, что меч выглядит, как и прежде. От него вновь исходило ощущение силы.

- Нас лишили оружия, - мрачно сообщил Ривллим и поправился. - Самого мощного оружия.

- Справимся, - Фиар с трудом, одной рукой, расстегнула чехол Чёрного Дождя, и извлекла переливающуюся булаву. От лунного света по поверхности чёрного металла начали пробегать светло-сиреневые струйки. - Огонь их берёт. Не такие уж мы беспомощные.

... Воин уснул первым. Фиар сидела рядом, у тлеющего костра, смотрела в ночь, не произнося ни слова. Когда, тремя часами позже, Ривллим проснулся, Фиар сладко спала, свернувшись рядом, положив голову ему на колени. Он усмехнулся и осторожно повернулся так, чтобы можно было видеть окрестности. Небо уже светлело.

Девушка что-то невнятно говорила во сне, время от времени вздрагивая. А ведь говорит, что снов не видит, вспомнил воин. Ну и ладно.

Когда взошло солнце, о ночном побоище говорили только разбросанные там и сям груды обгоревших костей. Над некоторыми ещё курился дымок.

Трава же осталась цела и невредима - и под останками, и поодаль.

Ривллим умылся в ручье, вернулся и сел ждать, когда Фиар проснётся.

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин