Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион IV: Издалека
XXVI.

- Вам плохо?

Науэр вздрогнул и проснулся. Он сидел на чём-то жёстком и неудобном; пол под ногами чуть покачивался. Пахло деревом и ещё чем-то наподобие дёгтя.

Гость выпрямился и едва не полетел кубарем. Он находился, несомненно, внутри какого-то экипажа. Помещение было длинным, с массивными дверями в каждом торце, с рядами окон на длинных стенах. Вдоль окон стояли ряды сидений, совершенно неприспособленных для того, чтобы на них сидели.

Во всяком случае, ноющие мускулы и суставы наводили именно на такое заключение.

Первым делом Науэр бросил взгляд за окно. Справа по направлению движения располагалось прекраснейшее озеро - окружённое горами, оно казалось венцом того, что может сотворить природа. Небо было пронзительно-голубым, живым и облака, что торопливо ползли по нему, не позволяли предаваться унынию. Как можно было предаваться унынию, когда всё вокруг настолько живое! Настолько подвижное, настолько яркое, настолько... настоящее?..

По левую руку продолжались горы. Вершины их были чуть тронуты белизной и несколько раз Гостю попались на глаза крохотные, прижавшиеся к склонам домики. Возможно, они и не были действительно крохотными, но на таком расстоянии...

Я не сплю, понял Гость и обрадовался. Неужели получилось?

Тут он увидел чьи-то ноги в чёрных лакированных туфлях и понял, что так и не ответил на вопрос.

- Нет, спасибо, - произнёс Науэр неожиданно охрипшим голосом. Поднял голову и увидел безупречный чёрный фрак, ослепительно белую рубашку и пурпурный галстук-бабочку.

И скрипичный футляр в руках.

Музыкант улыбнулся и Науэр узнал его.

- Ну, как вам свобода?

Он уселся на сидение напротив и Науэр понял, что в вагоне они одни.

"Вагон", повторил он с удивлением. Слово было, несомненно, правильным. А экипаж назывался... поездом. Правильно. Оба имени удивительно точно шли окружению. А раз это поезд, то Зивир остался позади. Хорошо, если навсегда.

Стремясь убедиться в этом, Науэр выглянул в окно.

Музыкант засмеялся.

- Понимаю. Первое время мне тоже казалось, что я сплю. Нет, дружище, это на самом деле. Надолго ли - не знаю, но на самом деле.

- А... вы здесь откуда? - слова неохотно шли с языка. Говорить не хотелось. Хотелось смотреть в окно, чтобы этот прекрасный мир по ту сторону стекла не сменился вдруг унылыми умирающими пейзажами...

Науэр прикрыл лицо ладонями.

- Не время спать, - потрясли его за плечо. - И, кстати, спрячьте эту штуку. Охране она может не понравиться.

Гость опустил глаза и увидел меч в ножнах, лежащий на коленях. Тут же вернулась часть памяти. Но... Но... Как звали владельца этого оружия? Имя никак не приходило на ум. Ножны были сделаны из металла, камня и кости; на каждой плоскости повторялся один и тот же рисунок: сияющее золотое солнце, на фоне которого расправлял крылья огромный ворон.

По остальной поверхности ножен шёл причудливый орнамент из перекрещивающихся спиралей.

Науэр поднялся и понял, что на нём богатый, подбитый мехом плащ (откуда это? - оторопел Гость, прикоснувшись к одежде). На внутренней стороне, словно этот момент был предугадан заранее, было нашито несколько достаточно удобных петель и крючков. На один из них ножны легко удалось пристегнуть.

К своему всё возрастающему удивлению Науэр осознал, что с оружием его пальцы обращались ловко и непринуждённо. Он вроде бы помнил когда-то, почему, но... пока не мог вспомнить.

- Не пытайтесь вспомнить имя, - посоветовал музыкант, всё это время разглядывавший его с улыбкой. - Не получится. Ваше настоящее имя осталось там, - он покачал в воздухе ладонью. - Придумайте себе новое. Или возьмите любое из прежних. Вот, держите. На память.

Он протянул Гостю плотный кусок картона, на котором серебром была изображена несущаяся за добычей дикая кошка - и сложный узор, выполненный золотом. Ниже простыми чернилами было вписано незнакомое имя (Науэр знал этот язык, хотя был готов поклясться, что никогда раньше не встречал его) и два слова: "третий класс".

- Я сейчас выхожу, - пояснил музыкант и встал, поправляя фрак. - Дела. А у вас могут возникнуть неприятности, если контролёр застанет вас в этом вагоне, без билета.

- В каком вагоне? - тупо повторил Науэр.

- В вагоне третьего класса. У аристократов вашего ранга могут быть какие угодно причуды, но лучше всё-таки ездить с билетом.

За окном мелькнула крылатая тень, и Науэр приник к стеклу. Угловатый силуэт стремительно уносился куда-то за озеро, время от времени выпуская из пасти струю пара.

- Дракон?!?! - изумился Гость до глубины души. - Откуда здесь драконы?

- Какой же это дракон, - музыкант вгляделся вслед быстро улетающему силуэту. - Нет, драконов здесь давно повывели. Да и никогда они паром не дышали, только пламенем. Впрочем, мне пора. Скоро остановка.

И, подмигнув, музыкант направился к дальним дверям.

- Постойте! - взмолился Гость, разом позабыв и про одежду, и про небольшой походный чемоданчик, стоявший у ног, и про меч. - Что всё это значит? Где я? Как...

- Я действительно тороплюсь, - отозвался музыкант, на миг повернувшись. - Попытайтесь ответить на эти вопросы сами. Или не пытайтесь отвечать вовсе. Так даже лучше. Просто живите, и всё.

Дверь беззвучно распахнулась и закрылась, и Науэр остался один.

Так и сидел три часа, пока поезд не прибыл на конечную станцию.

Часть 8. Триумф

1 2 3 4

  • Купить новый КамАЗ в Воронеже АвтоЦентр-ЮГ по низким ценам.

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин