Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион IV: Издалека
XXV.

Унэн сидел на вершине того самого каменного столба, с которого некогда сошёл в пропасть человек в чёрном, оставивший после себя Книгу. Проклятие, как считают в Совете Магов. Орудие разрушения, которое сводит с ума всякого, кто прикоснётся к его тайнам.

Было пасмурно и довольно прохладно; тучи ползли по небу, задевая за острые гребни гор. Вокруг не было ни души: никто не полезет на столбы в такую погоду. Это просто превосходно: ему нужно побыть одному. Возможно, выглядело это странно - искать тех, кто что-то знает о Книге, сидя вместе с ней на вершине столба. Если бы можно было избавиться от неё так же просто... Оставить Книгу здесь, на скале и шагнуть вниз.

Книга вздрогнула в руках.

Монах усмехнулся. Ну нет, он-то пока ещё с ума не сошёл. Итак, прежний вопрос: с чего начать поиски тех, кто знает о книге? Лезть в архивы, в библиотеки, начать расспрашивать историков? Последнее запросто увеличит список причастных к тайне в несколько раз.

Кроме того, это очень долго. Нерлон не сказала прямо, но Совет обеспокоен пропажей листа. Хоть он, Унэн, и потребовал от Книги, чтобы та позаботилась о его возвращении, кто знает, как быстро это случится? И как это случится?

Внезапно монах понял, что прежде всего его беспокоят другие вопросы. Откуда взялся человек на этом столбе? Зачем оставил здесь Книгу? Если верить Нерлон, которая утверждает, что случайностей не бывает вовсе, то Книгу оставили именно для того, чтобы один выживший из ума монах кинулся её переводить и вляпался в эту историю по самые уши. Не очень-то приятно так думать о себе, но что, если это правда?

А зачем монаху Книга? Том вновь вздрогнул в руках, словно просил открыть его. Дудки, подумал Унэн и сжал пальцы покрепче. Чем - или кем - бы ты ни являлась, не стоит увлекаться общением с тобой. Вот, кстати, ещё одно отличие: я привык обращаться с Книгой, как с живым существом, а Совет считает её всего лишь инструментом. Этаким взбесившимся боевым големом. Способным только на разрушительные действия.

Итак, зачем монаху Книга? Для того чтобы сделать с её помощью что-нибудь. Очевидно. Если Книге предназначался другой владелец (язык не поворачивался сказать "хозяин") то, согласно Нерлон, он бы её и заполучил. Пока же судьбе угодно, чтобы за Книгой присматривал Сунь Унэн, потомок своего великого предка в шестом колене, которого силы превыше смерти решили бросить сюда, в Ралион, распространять свет Учения. То есть, конечно, пусть эти силы так считают... Да что за ерунда постоянно лезет в голову!

Нерлон говорит, что Книга давно уже странствует по Ралиону. Вот это самая трудная часть. В это Унэн никак не может поверить, потому что привык доверять прежде всего опыту. Несмотря на то, что Нерлон обладает фантастической памятью и способностью находить самые невероятные аналогии, он, Унэн, не может принять этого. Конечно, оставались ещё свитки, которые она вручила ему... вечером надо побывать у Плиты и прочесть их.

Монах положил Книгу на колени.

Довольно необычен сам факт того, что Нерлон занимает столь высокий пост. Она, несомненно, бисант, искусственное существо, выведенное среди прочих давным-давно, когда маги надеялись с их помощью решать исход сражений. Потомки уцелевших бисантов обосновались на выжженной земле Лауды и ведут себя по отношению ко всему остальному миру, мягко говоря, недружелюбно. Их легко понять - три неполных столетия люди охотятся за ними. Нерлон - редкое исключение... и довольно миловидное, между прочим.

Тьфу! Монах едва не швырнул Книгу в сердцах вниз. Положительно, именно это место Ралиона никак не подходит для размышлений. Мысли сворачивают куда угодно, но не в нужную сторону. Он опустил глаза на Книгу. Ну ладно. В конце концов, никто его не видит... рискнём.

Вздохнув, монах раскрыл том и, удерживая ладонью страницу, написал на бумаге несколько коротких слов.

"Я знаю, чего ты хочешь".

Чернила мгновенно впитались, посерели, стали чуть рельефными. Книга приняла слова. Монаху казалось, что она вслушивается в его мысли. Помедлив несколько секунд, он обмакнул перо и дописал на следующей строчке.

"Ты хочешь вернуться домой".

И эти слова были мгновенно приняты. Но ни слова не появлялось в ответ.

"Скажи мне, кто знает о тебе, и я обещаю, что верну тебя домой".

Принято.

Будем надеяться, что Книга не читает мыслей. Монах не имел никакого понятия, как можно вернуть Книгу домой, если, конечно, этот дом существует. Но в душе он был бы рад избавиться от неё... но не так, как Совет - уничтожить раз и навсегда, а, положим, мирным путём.

Молчание.

Монах ощутил, как его шестое чувство забеспокоилось. Казалось, Книга изо всех сил думает, доверять ему или нет - и никак не может решиться. Напряжение сделало своё дело - всё остальное неожиданно перестало значить. Был он, была Книга и мир, в котором она была чужой.

Такое случалось с монахом нередко... но всякий раз поражало. Озарение пришло волной, ощущавшейся как ярчайшая вспышка. Какое-то мгновение Унэн знал и понимал всё... но мгновение прошло, и в памяти осталось только самое существенное.

Айзала: "ты следующий в списке".

Нерлон: "попытались достичь господства над миром".

Шассим: "постарайся... не приближаться к книге".

Монах выждал, пока мысль не выкристаллизовалась до полной ясности и, миг помедлив, дописал:

"Я, Сунь Унэн, пришедший на эту землю ради распространения Учения, обещаю, что не стану использовать твою силу для собственного блага".

Принято!

Чуть ниже спины отчаянно засвербило.

На выбритую до блеска голову монаха упала капля дождя. Совсем рядом ударила молния, едва не оглушив Унэна грохотом.

Вдруг...

Страница сама собой перелистнулась, и потекли, потекли строки. Имена. Одно под другим. Лишь последнее слово не было именем.

На тайном языке, знакомом только Унэну и его сородичам, было выведено:

"Поторопись".

- Благодарю, - кивнул монах и, положив Книгу на выступ, поклонился ей. После чего аккуратно спрятал в рюкзак и, глубоко вздохнув, сказал в пространство.

- Мне нужно в Парк Времени, к Плите.

Что и было исполнено.

1 2 3 4 5 6 7 8 9

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин