Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион IV: Издалека
XVII.

Если встречаются два слабых противника, всё решает слепой случай.

Если встречаются сильный со слабым, случай практически не играет роли - чем бы ни был вооружён слабый.

Если встречаются двое сильных... то им не стоит вступать в битву. Потому что проиграют оба. Победивший - оттого, что не смог выдержать искушения применить силу, а проигравший - просто потому, что проиграл.

Унэн не торопился применять что бы то ни было эффектное из своего арсенала. Он способен расколоть ударом ладони огромную скалу, перерубить толстый древесный ствол, поймать на лету стрелу. Но здесь-то не скала! По движению глаз, по выражению лица, по незримому психическому полю, что видно немногим, было видно, что жрец - боец высшего класса. Ну да, разумеется; в подобных племенах вождь, жрец и военачальник - одно и то же лицо.

Жрец не отреагировал на два ложных выпада и ушёл от третьего, настоящего - ушёл плавно и неспешно, словно волна, ускользающая от ладони. Его посох с кажущейся медлительностью описал короткую дугу, но Унэн понимал, что соприкосновение с ним кончилось бы печально. Он и не дожидался удара: жрец, похоже, понимал и это.

Где-то ударил гонг, и противники разошлись вновь.

Теперь уже жрец смотрел куда-то сквозь Унэна и тот чувствовал, как чужое холодное сознание пронизывает его разум; как читает наперёд все мысли и намерения; как удовлетворённо покидает его, зная, что от противника не следует ждать никаких сюрпризов.

Момента, когда посох пришёл в движение, монах попросту не заметил. Вот он, чуть приподнят и отведён назад - поди угадай, какой именно удар последует. И удар последовал; скорее мгновенным озарением, нежели органами чувств Унэн осознал, куда движется чёрная неотвратимая смерть, и подпрыгнул - с места, прямо вверх, вытягивая в прыжке ноги в противоположные стороны.

Что-то слегка задело полы его накидки.

В глазах жреца он увидел удивление и спокойное признание своих возможностей.

И знал, что более ему такой прыжок не поможет.

Гонг...

...и ещё...

...и ещё...

Один-единственный раз Унэн попал-таки по сопернику. Но и это трудно было назвать ударом. Разозлённый предыдущими неудачами, он бил всерьёз: попав по не ожидающему нападения противнику, он, несомненно, убил бы того. Но сложенная наконечником копья кисть странным образом завязла в воздухе перед грудью противника - и не было понятно, что же смогло её остановить. Не небрежный же жест правой ладони.

От удара жрец едва заметно отшатнулся и, словно споткнувшись, резко повернулся вокруг своей оси - как бы ввинчиваясь в землю. И вновь только сложный пируэт - сальто с поворотом - спас Унэна от удара двумя ладонями и одной ступнёй. Трудно сказать, что стало бы с ним, останься он на месте. Вполне возможно, разрезало бы на четыре части.

Последний же удар посоха пришлось останавливать руками. Унэн и остановил - посох завершил движение, не коснувшись его лица; правда, сам монах отчего-то отправился в короткий полёт спиной вперёд и упал, не вполне собравшись. Впрочем, падение ему ничуть не повредило.

Они стояли друг напротив друга - пыльный и несколько запыхавшийся Унэн и чуть улыбающийся жрец, в безупречно чистом боевом наряде.

Сияние глаз статуи стало жёлтым.

- Покровитель холмов благоволит тебе, чужеземец, - произнёс жрец и глаза на набалдашнике его посоха тоже вспыхнули жёлтым. - Мы дадим тебе имя, достойное гостя нашего острова. Мы будем звать тебя Оранжевым Тигром - надеюсь, имя это не несёт в себе ничего оскорбительного.

Как будто у меня есть выбор, подумал Унэн устало и слегка поклонился.

Глаза статуи закрылись.

- Но я же... не победил, - заметил монах неуверенно.

Жрец и окружавшие его воины от души расхохотались.

- Если бы ты смог это сделать, Тигр, то был бы уже новым вождём, - пояснил жрец, поднимая церемониальную одежду. - С позволения Покровителя, конечно. Но пока крепка земля и не рушится небо, вождями племени будут только уроженцы Островов.

Унэн молча кивнул.

- Идём с нами, - жрец указал, куда именно. - Твой друг, воин Невидимого народа, уже ждёт тебя.

Невидимого народа, подумал монах, сопровождаемый спокойными и немного надменными аборигенами. Надо же. И "воин". Что-то я за Шассимом не замечал никакой воинственности.

Может быть, и к лучшему.

1 2 3 4 5 6 7

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин