Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион IV: Издалека
XIV.

"Анектас", подумал Унэн, ловко спускаясь вниз по ненадёжным, готовым в любой момент осыпаться грозной лавиной камням. - "Анектас... анектас..." Слово порождало необъяснимые ассоциации. Оно казалось чем-то округлым... бархатистым на ощупь... приятным для глаз. Ощущения были в высшей степени необычными - было всё для каждого органа чувств, но не было того, что вызывало эти чувства.

Ведь не было же, верно? Стоило остановиться и перестать повторять слово, которого нет, как все ощущения от него тут же проходили. Унэн несколько раз замирал, проверяя, не влияет ли слово на него самого, и - ничего! Флосс молча сидел у него за плечами, а он-то заметил бы любое воздействие на разум, сколь слабым то ни оказалось бы.

Удобно было так думать. Поскольку Шассим пребывал во всё возрастающем недоумении. Унэн, что с лёгкостью горного козла спускался по крутым и изобилующим трещинами склонам, преодолевал опасные россыпи камней... словом, разум его на какие-то моменты становился непрозрачным.

Совершенно непроницаемым. С таким же успехом Шассим мог ехать верхом на големе. Он не стал понапрасну окликать Унэна, хотя беспокойство росло. Монах был существом эксцентричным и способным на самые невероятные поступки, но до сих пор всё сходило ему с рук. Унэн свято верил в удачу. Шассим, после некоторых событий последних недель - тоже. По крайней мере, в его, Унэна, удачу, верить определённо стоило.

А между тем обрыв приближался. Унэн же по-прежнему никуда не сворачивал, не снижал скорости и не оглядывался по сторонам. Флосс мысленно напрягся, готовый распахнуть под ними обоими портал и унести вдаль от опасного места.

А Унэн тем временем вспоминал о странном мосте, состоявшем из переливающихся облачков - они были выстроены в одну танцующую линию, а под ногами, очень далеко, текла источающая удушливые испарения вязкая река лавы. Было это неподалёку от Лауды, Выжженного острова, глубоко под землёй - где, в поисках легендарного города маймов, он и его спутники неожиданно нашли крупнейшее святилище Всех Богов - совершенно нетронутое, с изваяниями, такими же изящными и впечатляющими, как и тысячи лет назад.

Помнится, тогда он первым ступил на облачную тропинку, что норовила сбросить его - словно необъезженная лошадь седока - и приходилось прилагать немало усилий, чтобы удержаться на зыбких клочках белёсого тумана, уходящих вниз, во тьму.

Размышляя над этим, монах продолжал напевать про себя слово - оно хорошо ложилось на ритм, который они слышали в тот раз. Сложный, но таинственным образом могущественный ритм невидимых барабанов, которые предупреждали всё вокруг о появлении пришельцев, едва нога Унэна опустилась на первое облачко...

Шассим приготовился, когда Унэн подошёл вплотную к пропасти.

Сделал шаг в неё, не останавливаясь. Флосс уже распахнул крылья. Одно короткое слово - и их поглотит светящаяся серебристо-синяя дымка... чтобы опустить безопасно на землю, сотней метров ниже.

Но воздух продолжал удерживать их. Монах начал спускаться по незримой лестнице, а за его спиной возникали, держались несколько мгновений и расходились в воздухе белёсые сгустки, по очертаниям отдалённо напоминавшие ступени. Шассим повернул голову назад (подвиг, на который способны только Флоссы) и, не веря тому, что видит, покрепче вцепился когтями в насест. Разум Унэна продолжал сохранять непрозрачность... и чувствовалось, что отвлекать его не стоит. Правда, Шассим чувствовал доносящийся откуда-то из невероятной дали стук барабанов. Ритм был необычным, ломаным, но приковывал внимание немедленно. Флосс повертел головой, но источник звука найти не удалось.

Прошло несколько очень долгих минут, и последнее облачко растаяло за их спинами.

Монах ступил на прочные и надёжные камни. Дальше спуск был лёгким даже для начинающих скалолазов.

- Уф, - выдохнул Унэн и резко остановился. Шассим несколько раз взмахнул крыльями, чтобы не упасть. Но равновесия его лишило не то, что монах резко замер. "Шторка", надёжно скрывавшая его, Унэна, сознание, неожиданно испарилась и то, что вырвалось наружу, Шассим воспринял как физический удар.

- Привал, - объявил монах и медленно уселся на землю. Шассим спрыгнул и уселся рядом, всё ещё не пришедший полностью в себя. - Дальше будет проще.

- Ты всегда так шутишь? - спросил его Шассим, и монах вопросительно взглянул тому в глаза.

- Что такое?

- Оглянись, - посоветовал Шассим и Унэн повиновался.

Последовало долгое молчание.

- И как это я спустился? - осведомился Унэн, яростно потирая спину. - Прямо по воздуху?

Флосс кивнул и рассказал о том, что видел. О "шторке" он умолчал. На всякий случай.

- Невероятно, - медленно протянул монах. - Я как раз вспоминал о чём-то похожем. - И, извлекая из рукавов то, чем можно было перекусить, рассказал о подземном святилище. Вкратце, разумеется. Полный рассказ занимал обычно час-другой.

- Слово, значит, - флосс прикрыл глаза, и монах с любопытством смотрел, как над Шассимом, одевшимся в серебристую дымку, проплывают разноцветные искорки. - Нет, не могу, - признался целитель, в конце концов. - Не получается.

- Что именно не получается?

- Приблизиться к нему.

- О... понятно, - ответил Унэн, хотя ничего не понял. Метафоры флосса большей частью были совершенно неожиданными. Было даже странно, что Шассиму доступна большая часть юмора, популярного среди гуманоидных рас.

- Пожалуй, я не стану больше читать это слово, - решил Унэн наконец. - Есть у меня один приятель... словом, видел я, чем подобное может кончиться.

- Чем же? - немедленно заинтересовался Шассим.

Но монах промолчал.

- Извини, Шассим, - произнёс он наконец, и на лице его отразилась битва долга с чем-то ещё. Долг, в конце концов, победил. - Не могу рассказывать.

Флосс кивнул с важным видом и не стал настаивать.

Взамен монах рассказал Шассиму немало иных историй. Большей частью из собственной жизни.

1 2 3 4 5 6

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин