Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион III: Осень прежнего мира
XXXIX

Солнце постепенно клонилось к закату.

- Ну ладно, - Бревин оглянулся, потирая руки. - Говоришь, читайте? Сейчас попробуем...

И отошёл к краю площадки - туда, где скалы резко ныряли вниз.

Ользан и остальные с интересом наблюдали за ним.

Бревин сосредоточился и между ладонями его рук проскочила крохотная молния. Он расставил руки пошире и поднял их вверх. В небо со зловещим шипением взметнулась полоса пламени. Взметнувшись высоко над головами зрителей, она взорвалась сотней огненных звёзд. Коллаис зажала уши ладонями и присела от неожиданности.

Над её братом взлетали ввысь огромные светящиеся пузыри света, лопались в небесах и на миг озаряли сиянием горы. Молнии слетали с кончиков его пальцев и вонзались в покрытые снегом вершины, отчего над горами вздымались облака пара. Полосы всех цветов поползли по земле вокруг шантирца. Он становился невидимым и одноцветным, тишина то опускалась на лагерь, то вновь пропадала. По взмаху его руки камни становились водой, солью, дымом или превращались в крохотные человекообразные фигурки и разбегались прочь, чтобы осыпаться горсткой камушков по дороге. Зрители засмеялись.

- Фу-у-у, - Бревин подошёл к ним, глаза его сияли. - Вроде всё, что успел выучить. Ну как вам? Не ожидал, что у меня хватит сил на всё это!

- Да, - монах быстро что-то записывал в свою тетрадь. - Ну-ка, кто ещё!

- Попробую, - девушка поднялась на холмик и опустила руки. Все затаили дыхание. Руки медленно поднялись, описав полукруг. Медальон на её груди засветился, словно расплавленное серебро.

Долгое время ничего не происходило.

Затем деревце у неё за спиной вздрогнуло и принялось расти. На глазах набирало оно силу, поднимаясь всё выше, пока крона его не зашелестела метрах в трёх над девушкой. Листья на дереве пожелтели и опали, но тут же выросли вновь. Разноцветными стали они - серебристые, бурые, зелёные; полосатые, усыпанные тонкой мозаикой; всех форм и расцветок. Напоследок дерево зацвело и через миг богатый урожай разнообразных плодов усеял его ветви.

Закружились над головой облака и собрались тяжёлые тучи. Из них повалил снег, заставивший всех подскочить с травки, на которой так удобно было лежать. Снег сменился дождём - пронзительно холодным; затем тёплым; тучи рассеялись и тёплый ветер за считанные секунды высушил все одежды. Писк, чириканье и прочие животные и птичьи звуки послышались со всех сторон. Сотни и тысячи птиц, мелких и крупных животных спешили к Коллаис со всех сторон, чтобы так же неожиданно кинуться наутёк.

В конце концов девушка опустила руки и довольно улыбнулась.

- Эх, жалко Охтанхи не видит, - покачал головой Ользан, аплодируя вместе со всеми.

- Так, пора мне, - монах приосанился и вышел посередине поляны, сдержанно улыбаясь и посматривая по сторонам. Затем взмахнул своей накидкой и за спиной у него возникла пара крыльев, словно у бабочки. Некоторое время Унэн задумчиво порхал над поляной, поднимаясь всё выше и выше, затем сложил руки и ракетой взмыл ввысь, исчезнув там.

Что-то сверкнуло в зените и колесница, запряжённая парой огнедышащих тигров, со свистом и шипением опустилась сверху по крутой спирали. Правил тиграми Унэн - но Унэн-гигант, который мог поднять гору двумя пальцами и растереть в порошок небрежным прикосновением. Чудовищный экипаж пронёсся над невольно присевшими зрителями, исторгая огонь и грохот и исчез, рассыпавшись на миллионы крохотных искорок.

Искорки сгустились в прежнего Унэна, и тот спрыгнул на поляну со скалы, высотой не менее ста пятидесяти метров. Коллаис ахнула. Помахав им рукой, Унэн вертикально вниз встретился с землёй и... ушёл в глубину, как ныряльщик под воду. Тут же, однако, вынырнул и поплыл по расходящейся волнами поверхности, отфыркиваясь и отплёвываясь.

Под конец выпрыгнул из-под земли, мягко приземлился и извлёк из рукава серебряную монетку. Скатал её в шарик на своей ладони и неуловимыми движениями пальцев соткал из него ажурную розу. Которую и преподнёс галантно девушке. Та с восхищением приняла её, поклонившись в ответ.

На сей раз аплодисменты были особенно продолжительными.

- Ну что, Олли? - спросил Бревин. - Не говори, что совсем ничего не умеешь. Не только же города крушить ты научился! Давай, не стесняйся.

Художник смущённо улыбнулся.

- Даже не знаю... Только попробовать.

Он протянул руку вверх и в ладонь ему легла небольшая флейта - тёмного дерева, покрытая затейливым узором. Усевшись наземь, он поднёс инструмент к губам и прикрыл глаза.

Необычная, тоскливая мелодия потекла из флейты. Стих ветер, и туман опустился на поляну. Солнце потускнело в небесах и зимняя стужа на мгновение охватила всех вокруг.

Другая мелодия, лёгкая и воздушная, сменила предыдущий печальный напев. Рассеялся туман, солнце засветило с прежней силой и даже окрестные камни посветлели и выглядели не такими древними и обточенными - ветром и дождём, снегом и солнцем. Туман собрался в небольшое облачко над художником и поплыл по-над поляной, беспрестанно меняя очертания. Превращался он то в зыбкий, светло-розовый замок, то в горную цепь; то в объятый пламенем город, то в стаю птиц. Постепенно облачко спустилось к обрыву и исчезло там.

Ользан отдышался и вновь поднёс инструмент к губам. Крохотные ростки пробились по всей поляне и быстро выросли, поднимая растущие бутоны вверх. Раскрылись бутоны и повсюду распустились дивные цветки, и каждый из множества лепестков имел свой цвет.

Ользан встал и поклонился публике.

- Ну что же, - начал монах. - Не так уж и...

- Смотрите! - Бревин вздрогнул и указал в сторону шатров.

Там, позабытый всеми, лежал закатившийся в ямку шарик-фонарик. В его глубине вспыхнула небольшая искорка и постепенно разгорелась. Спустя пять минут он светился, ровно и ярко, что от него и ожидалось.

- Всё когда-нибудь проходит, - заключил Унэн и довольно улыбнулся.

1 2 3 4

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин