Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион III: Осень прежнего мира
XXXIV.

- Вот они! - указал шантирец - он действительно слегка покачивался и глаза его весело блестели. - А ты говоришь - "сожрут, сожрут"... Представляете себе, сидим мы это, отдыхаем - тут врывается Сунь и кричит - пошли, мол, там их сейчас съедят. Я ему говорю - Олли с ней, бояться нечего... Ну вот, столько веселья пропустили... Я ж говорил, что тут всё в порядке!

Монах стоял на ногах гораздо твёрже и выглядел значительно более трезвым. Впрочем, возможно, только потому, что молчал.

- Нас действительно едва не съели, - заметила девушка холодно. - А ты, я вижу, веселился от души. Хорошо, что почти все деньги у меня остались. Хочешь, я угадаю, где ты был?

Шантирец трезвел на глазах.

- Именно там, - произнёс он, попытавшись и в свой голос вложить побольше холода. - Возможно, это последний раз, когда я могу как следует отдохнуть. В чём дело, Лаис? Завидуешь?

Сестра шагнула ему навстречу, но Ользан схватил её за руку и удержал.

- Так там и для женщин есть такие же заведения, - продолжал Бревин. - Я уже говорил тебе, что в няньках не нуждаюсь.

К удивлению Ользана, девушка рассмеялась. От неожиданности он даже отпустил её руку.

- Для женщин, говоришь? - переспросила она. - Интересно, сколько здешних жителей знают, кто на самом деле их отец?..

- О чём это ты? - Бревин от удивления приоткрыл рот, а монах усмехнулся.

- Тебе мама не рассказывала, отчего дети случаются?

- А... - шантирец был явно разочарован. - Вон ты о чём. Ну, во-первых, у людей дети бывают только от людей и ольтов, а во-вторых...

- Белые браслеты, - неожиданно для самого себя перебил его Ользан. Ему показалось, что возле сжатых кулаков Коллаис заструилось синеватое свечение и ему это очень не понравилось. Вообще, никакого отдыха не получалось. - Такие фигурные, тонкие. - Все взгляды обратились на него. - С небольшими такими золотыми колосьями на застёжках. Продаются почти в каждой алхимической лавке.

- И для чего они, по-твоему? - подозрительно спросил Бревин.

- Как сказал бы Унэн - именно для этого. Чтобы случайно не размножиться.

- Так просто? - Коллаис с недоверием смотрела на художника. Тот кивнул и почувствовал, что краснеет.

- Кто бы мог подумать, - по губам шантирца блуждала глупая улыбка. - А я-то думал, что это... так сказать... символ профессии...

Коллаис переводила взгляд то на брата, то на Ользана. Наконец, она быстро повернулась к Бревину и наградила его оплеухой, от которой тот свалился и кубарем покатился по склону. Девушка презрительно поджала губы и молча направилась к своему шатру.

Ользан стоял, словно парализованный. Наконец он пришёл в себя и сделал шаг следом. Тут же чья-то рука поймала его запястье и вынудила с размаху сесть на землю. Он обернулся - это был Бревин, почти совсем протрезвевший.

- Сядь, - приказал он почти дружелюбно. - У тебя тоже лишней головы в кармане нет. Я знаю Лаис, уж поверь мне. Пусть остынет.

- И кстати, - подал голос Унэн. - Если уж ты взялся меня цитировать, то будь точным. Не "сказал бы", а "неоднократно говорил".

- Ожог, - пожаловался шантирец, осторожно прикасаясь к пострадавшей щеке. - Чем это она меня?

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин