Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион III: Осень прежнего мира
XXI.

- Ну, и каково тебе быть больным? - Ользан вошёл в комнату, в которой вот уже четвёртый день лежал Бревин. Тот страдальчески скривился.

- Ужасно, - просипел тот, откашлялся и повторил. - Ужасно. Терпеть не могу, когда за тобой ухаживают, как за младенцем. Ты, я вижу, в полном порядке?

- Практически, - Ользан повернул голову так, чтобы шантирец увидел шрамы. - Вот, осталось на память. Теперь-то уж никто не скажет, что я никогда не брал в руки оружия.

- Я рад за тебя, - Бревин вяло улыбнулся. - Как там Лаис?

- Разве она не заходит?

- Заходит, - больной снова улыбнулся. - Да только она сама ничего не говорит и мне не разрешает. Тут же принимается пичкать лекарствами. Только что пелёнки не меняет.

Ользан приложил все силы, чтобы не улыбнуться. Последнее действие явно пугало шантирца сильнее, чем все возможные увечья, вместе взятые. Впервые в жизни он серьёзно слёг и выяснялось, что это требует совсем другого мужества...

- Нормально всё с Лаис. Сидит, изучает нашу добычу. Скоро станет профессиональным алхимиком. Нас с Унэном почти не замечает.

- Так я тебе и поверил, - шантирец попытался сесть в постели, но это ему удалось не без труда. - Кстати, что там Унэн?

Художник вздохнул.

- Ему, похоже, бездельничать вредно. Второго дня учинил погром в торговых рядах. Кто-то ему, видите ли, гнилое яблоко в чашу положил. Так он там все окрестные яблоки попытался передавить.

- И что? - Бревин недоверчиво поджал губы. - Посадили, небось, на недельку?

- Размечтался, - Ользан хмыкнул. - Ты, похоже, забыл, с кем имеешь дело. Он спокойно заплатил штрафы и сегодня с утра снова сидит со своей чашей.

- Весело живёте, - шантирец болезненно поморщился. - О боги, ну и каша! Такое чувство, словно мускулов совсем не осталось. С ложечки кормят, с боку на бок поворачивают... тьфу!

Художник наклонился поближе и заговорщически подмигнул.

- Я открою тебе страшную тайну, - сообщил он, понизив голос. - Через три дня тебя отпустят. При условии, конечно, что не будешь впредь отказываться от каши.

- Смеёшься, что ли? С меня этого травяного отвара уже достаточно. Чтоб я ещё кашу ел! Ха!

- Ну, тогда тебе здесь ещё недельки две загорать, - развёл руками его собеседник.

Бревин замолчал и подозрительно воззрился на невинно улыбающегося художника.

- Слушай, ты это серьёзно? Что через три дня, если не...

- Вполне.

- Обманешь, поди. Ну да ладно. Три дня ещё можно стерпеть.

Они распрощались и Ользан вышел, встретив в комнате для посетителей... Сунь Унэна. В бело-зелёном халате и деревянных сандалиях тот выглядел комичнее обычного.

- Я тоже к нему зайду, - сообщил монах и подмигнул. - Подожди меня здесь.

Вернулся он через минуту, улыбаясь до ушей.

- Судя по всему, - предположил Ользан, уже на улице, - Ты ему что-то принёс. Что-нибудь запрещённое.

- Естественно, - развёл руками тот. - Стал бы я приносить ему разрешённое. Разрешённым его и так кормят до отвала.

Несколько минут они шли молча.

- И, кстати, ты несколько преувеличил, когда сказал, что я передавил все окрестные яблоки. Всего лишь все яблоки того самого мерзавца. Хотя, конечно, твой вариант мне нравится больше.

- Я сказал "попытался". Кстати, откуда ты это узнал? Подслушивал?

Унэн развёл руки, на лице его отразилась скорбь.

- Соблазн был очень велик.

- Разве тебя не учили бороться с подобными соблазнами?

- Учили, - монах горестно вздохнул. - Но, во-первых, соблазны бывают разные; а во-вторых, в пороках тоже есть своя прелесть.

Ользан не выдержал и расхохотался. Несколько прохожих удивлённо посмотрели им вслед.

1 2 3 4 5

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин