Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион II: Умереть впервые
9.

В Совете Наблюдателей были немало удивлёны, когда к ним в приёмную ворвался не на шутку разгневанный Даал. Отодвинув секретарей в сторону, он прошёл прямо в комнату, где находился глава представительства и закрыл за собой дверь.

Глава, Кинисс Аугари анс Шалир, была Хансса и солнечный свет на пользу ей не шёл. Существовали средства, что придавали иммунитет, но она использовала их только в тех случаях, когда была острая необходимость выходить наружу.

Внутри помещения царил полумрак и освещение создавалось фосфоресценцией, похожую на ту, которую использовали Хансса в своих древних поселениях. Создавал её мох, что рос на стенах их пещер и стоил, кстати, бешеных денег. Алхимики всех стран Ралиона его ценили очень и очень высоко.

Кинисс сидела на своём "стуле" - странной конструкции, которая позволяла сидеть удобно всем тем, кто обладал хвостом. Даал вошёл настолько тихо, насколько возможно и сел в кресло для посетителей, не произнося ни звука.

Спустя несколько минут рептилия (что сидела, закрыв глаза) пошевелилась и произнесла:

- Ans-Shiass Leglar?

- Да, Amiad Kiniss, - отозвался Леглар. На этом оба отставили этикет в сторону.

- Ты опять пил "Определитель правды"? - янтарные глаза смотрели на него, не мигая.

- Да, - что ещё можно было сказать? Чутьё у Хансса намного превосходило человеческий.

- Значит, что-то случилось, - подвела рептилия итоги. - Закончились ли "особые обстоятельства", о которых упоминал герцог Дилроминд Алжейский, владыка Киншиара?

Леглар прикусил язык. Вот оно что!

- Когда он известил вас об "особых обстоятельствах"?

- Там же, в Киншиаре. Мы оставили ему копию письма для Таилега Ленхарта из Киншиара и попросили поставить нас в известность, когда особое поручение, данное им Таилегу, завершится. Мы ждём уже восьмой день.

- Кинисс, - произнёс Леглар на северном диалекте Хансса и рептилия вновь открыла глаза. - Герцог вас попросту обманул, но дело пока не в этом. Меня интересуют две вещи. Вот первая, - он положил на стол, не прикасаясь к ней руками, арбалетную стрелу со следами крови, - и вот вторая. - Булавка легла рядом со стрелой.

- Герцог ввёл нас в заблуждение? - глаза смотрели вопросительно. Леглар внутренне усмехнулся. Хансса славились способностью избегать резких слов, даже если выносили кому-нибудь смертный приговор. Впрочем, особой вежливостью они тоже не отличались.

- Он нанял убийц и поручил им устранить Таилега, - Леглар перевёл дыхание. Портрет его ученика был сделан на личной бумаге герцога, с водяными знаками и хитроумной монограммой. - Я не знаю, что произошло. Эту стрелу я нашёл в комнате, где Таилег - уж не знаю зачем - оставил эту булавку.

- Леглар, подожди минутку, - рептилия закрыла глаза и стала чуть ли не прозрачной. Длилось это несколько секунд, но всегда вызывало у Леглара восхищение.

Правда, обычно при людях Хансса не совершали путешествия сквозь астральную проекцию. Ему она доверяла во многом. Он, конечно, ни в коей мере не был ей другом - на то была своя иерархия званий и церемоний - но с профессионалами Хансса обращались с величайшим уважением. Будь ты великим полководцем, чистильщиком, игроком в кости или вором - у Хансса ты мог равно рассчитывать на множество привилегий. Впрочем, так заведено почти у всех рептилий. Странные они все...

После возвращения из транса Кинисс взяла стрелу и принюхалась.

- Он не был убит этой стрелой, - сообщила она. - Ты хочешь, чтобы я его нашла?

- Если возможно, Кинисс. Он - моя надежда и лучший ученик.

Рептилия кивнула и на этот раз всего лишь подёрнулась лёгкой дымкой. Леглар терпеливо ждал.

- Он жив, - проговорила Кинисс. - Пока что жив. Но он находится на территории, которую мы считаем запретной и мне непонятно, как он туда попал. Постой... рядом с ним есть моя соплеменница... Ладно, я поговорю с ней позже. Вернуть его обратно будет не очень просто, Леглар, поскольку... одним словом, не раньше, чем дней через пять. Я очень заинтересована во встрече с ним, так что прослежу, чтобы он попал сюда как можно скорее.

Она замолчала.

- Я готов платить, - тут же ответил Леглар, знавший, что означает эта пауза.

- Отлично, Леглар. Подойди ко мне в конце дня, я передам тебе послание герцогу. Я отправлю тебя прямо к нему, так как дело весьма срочное.

- Я сделаю всё, что смогу, - ответил Леглар, понимавший, что это - не единственное поручение. И встал. Беседа была окончена.

- Kohiar selir, Ans-Shiass-Haod Leglar?

- Не сейчас, Кинисс. Я вышел из Равновесия и не готов говорить. Samielid, Amiad-Haod Kiniss. Рассчитываю на повторное приглашение.

Рептилия кивнула и встала, соблюдая церемонию окончания беседы.

Леглар вышел, скрывая улыбку. Слово "selir" имело массу значений. Чаще всего это означало что-то вроде чаепития, за которым велись учёные беседы. Тяга к знаниям у Кинисс была невероятно велика, и Леглар часами говорил с ней, исписывая толстые тетради. Жаль только, что после этих встреч он уходил до предела уставший.

Однако многое из того, чему она научила его, нельзя найти в книжках.

"Ans-Shiass-Haod", повторил он, извиняясь перед секретарями. Так... Стало быть, его переводят в "испытательный разряд" потенциальных личных друзей. Лестно. Немногие Люди могут этим гордиться.

Стоп... тогда выходит, что случившееся - что-то из ряда вон выходящее. Раз за помощь в их, в общем-то рядовом поручении, Хансса сумела проникнуться таким уважением, что продвинула его в иерархии, значит, впереди большая беда. По крайней мере, большой переполох.

Когда он вернулся в гостиницу, чтобы слегка расслабиться и выпить стаканчик крепкого красного, он обнаружил булавку у себя в нагрудном кармане.

Как она туда попала, он не имел ни малейшего понятия.

1 2 3 4 5

  • http://gotraveltogether.ru/ сколько стоит отдых в Индии.

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин