Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Ралион II: Умереть впервые
23.

- Таилег!

Голос, что вывел его из оцепенения, принадлежал Рамдарону.

- А? - юноша поднялся с обширного дивана, протирая глаза. Свечи в канделябрах, что стояли поблизости, укоротились почти вдвое. Книга, которую он читал, валялась на полу.

- Сейчас! - ответил юноша, тщетно пытаясь откашляться. В замке, который служил им пристанищем, по-прежнему жили сквозняки и коварно лишали голоса всякого, кто осмеливался разгуливать, не одевшись как следует.

Путь до двери в два человеческих роста высотой длился вечность. Ныли суставы, прихваченные сквозняком, и координация после сна на жёстком диване оставляла желать лучшего.

Рамдарон вошёл внутрь, по-прежнему в своей походной одежде. Как объяснил он однажды, прогуливаться по пещерам надо одевшись так, чтобы не было холодно. Тот, кто об этом забывает, живёт недолго.

Говорилось это в присутствии слуг - надменных и лишённых всяких эмоций. Как и на Континенте, в старинных замках поколения прислуги сменяли друг друга, как и поколения хозяев. Таилег готов был поклясться, что в тот момент, когда Рамдарон впервые сравнил замок с пещерой, на лицах лакеев отразилась на какой-то миг новое чувство.

Весьма нелестное чувство.

Однако слуги были не более чем привычным дополнением к замку, снят последний был за немалые деньги, так что каждый из новых жителей Нинцора (так звался и островок где-то на западе Архипелага, и сам замок) мог весьма вольно отзываться о прошлом, настоящем и будущем своего нового жилища.

Дверь за Рамдароном захлопнулась и Таилег поспешил к камину - разжечь огонь. Звать слугу он не хотел: во-первых, не имел привычки, а во-вторых, многие их разговоры не предназначались для посторонних ушей.

- Как это можно, - приговаривал он, стуча зубами. - На улице тепло, а здесь такой зверский холод!

- Ты ещё не бывал в здешних темницах, - охотно поддержал разговор археолог. - Я туда заглянул - вот уж поистине безнадёжное место! Местами даже кости валяются в камерах. Не иначе, реклама для интересующихся...

- А что? Это здесь, на Юге, феодалы мало что значат. А на Севере ещё очень даже много значат... и у них, наверное, темницы не пустуют... Может, гостил один такой недавно.

- Возможно, - Рамдарон придвинул к камину два массивных кресла и в одно из них уселся сам, подставив ноги постепенно разгорающемуся пламени. - Хочешь намёк? В здешних подвалах полным-полно потайных дверей и каких-то загадочных щелей. Из некоторых, при достаточном воображении, можно услышать и стоны.

- Намёк понял, - Таилег забрался в кресло и натянул плед по подбородок. Плед был тем самым. - И шагу туда не ступлю.

Рамдарон рассмеялся.

Долгое время они сидели, вдыхая с наслаждением смолистый дым и вслушиваясь в потрескивание. В дымоходе тихонько подвывал ветер.

- Где твой кот? - нарушил тишину Таилег спустя десяток минут.

- Даррилхоласс? Да вон он, лежит между нами.

Юноша повернулся и всмотрелся в пустое, тёмное и пыльное пространство между их креслами. Отблески пламени то освещали блестящий, отполированный паркет, то вновь оставляли его в тени. Спустя минуту-другую он различил слабо очерченный дрожащим воздухом силуэт чего-то длинного и мохнатого, лежащего к огню лапами.

Кот, похоже, спал.

- Я, кажется, скоро научусь находить его, - произнёс Таилег, принимая прежнюю позу. - Как это ему удаётся, быть почти невидимым?

- Я пытался это выяснить, - пожал плечами археолог. - Считается, что мозаичные коты обладают псионическим даром и "глушат" восприятие у всех, кто рядом.

Таилег извлёк ромб, подаренный неизвестным в маске, и поднёс поближе к коту. Свечение ромба не изменилось.

- Неправда, - произнёс Таилег с удовлетворением. - Псионика тут ни при чём.

- Да я знаю, что ни при чём. Пытался как-то раз записывать его на килиан. Ничего не вышло. Местами только глаза и получились... и то, когда он на меня смотрел.

- Чем же он тут питается? Что-то я не помню, чтобы ты его кормил.

- Странные вопросы, юноша. В двух шагах от замка начинается лес. Мозаичные коты, кстати, раньше водились почти повсеместно. Так сказать, были хозяевами животного мира.

- А потом?

- А потом пришли Люди.

Таилег промолчал. В последнее время свет клином сходился на Людях. Куда ни брось, во всём были виноваты Люди.

- Ладно, не заводись, - Рамдарон привстал и бросил в огонь ещё одно полено. - Тебя так вырастили - в убеждении, что Человек всегда отличается от окружающего мира в лучшую сторону. Вот тебе и обидно.

- А тебе не обидно? Послушаешь Кинисс или ещё кого из их команды - "Люди разрушили природу, Люди истребили животных, Люди то, Люди сё..."

- Ну и что? Так ведь оно и есть.

- Странно слышать это от человека.

- Таилег, - Рамдарон повернулся к нему лицом, продолжая улыбаться. - Когда-то я стал археологом, чтобы показать: Люди во все времена были лучше всех. Могущественнее всех. Культурнее всех. Я этим занимался более тридцати лет, так что кое-что могу позволить себе утверждать.

- И что же?

- И ничего. Через десять лет я понял, что Люди - лишь пылинка на лице Ралиона. Мелочь. Жемчужина, конечно, но лишь одна из большого узора. Мне было очень обидно. Я даже заподозрил, что другие расы в отместку уничтожали все доказательства человеческого превосходства. В отместку.

Наступило молчание.

- А потом я понял, что мы всего лишь занимаем своё место. Которое нам уступили - кто с боями, кто по доброй воле. Можно считать это страхом перед людьми. А можно - выражением доброй воли. Кому как нравится.

- Так что же, мы хуже всех?

- Таилег, тебе пора бы перестать делить мир на белое и чёрное.

- И всё же? Ты сам-то что думаешь?

- Я? - Рамдарон протянул руку и налил лёгкого яблочного вина им обоим. Подумал, добавил в оба бокала щепотку каких-то пряностей и капельку лимонного сока. - На, попробуй. Я вообще ещё не умею думать.

- Шутишь?

- И не думал, - Рамдарон усмехнулся. - Прости, проговорился. Думать, юноша, надо уметь. А чтобы уметь, надо учиться. У нас на островах учиться было негде. Я вообще был сыном сапожника и мне думать не полагалось по определению.

- Сыном сапожника, - что-то мелькнуло в сознании Таилега, но не оформилось в мысль.

- Да... Так что думать, приятель, порой приходиться учиться через унижение. Для меня осознать, что моя раса вовсе не венец творения, было большим унижением. Да и остаётся им, по большому счёту. Тебе, правда, довелось немало пережить, так что и думать пора уже.

- И всё же? Рамдарон? Скажи откровенно - по твоему мнению, мы лучше всех или хуже всех?

- Мы нужнее всех, - Рамдарон одним глотком осушил свой бокал и содрогнулся. - Ух, как продирает... Мы нужнее всех, Таилег. Иначе ни одна раса не стерпела бы нашего существования после всего того, что мы сделали с нашим миром. А почему мы нужнее всех - этого я пока не понял.

- Нужнее всех, - повторил Таилег, встал с кресла и подошёл к окну.

Свинцово-серое небо на востоке приобрело чуть розовый оттенок и заметно посветлело.

Начинался последний день осени.

1 2 3 4

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин