Начало
  Предисловие
  Книги о Ралионе
  Энциклопедия Ралиона
  Подробности

Мозаика (часть 1)
10. Отражение вины

Когда её привезли вечером в поместье, эль-Неренн ощущала себя полностью вымотанной. Странное выражение лица Хольте. После того, как она глотнула гихоири - картофельной водки, распространённой в Альваретт и Тессегере - бывшая охранница замкнулась. Не желала говорить, что испугало её. Несколько раз украдкой глядела в глаза эль-Неренн. Я что-то сказала во сне, поняла эль-Неренн. Что-то неприятное. Надо было извиниться.

Судебное заседание длилось часа полтора. Истец, Виккер Стайен, отозвал свой иск и принёс извинения ответчице - эль-Неренн - которую было заподозрил в том, что она, в нарушении закона, пыталась пробраться, переодевшись, в его поместье. На том всё и кончилось. Суд обязал Виккера выплатить в пользу эль-Неренн солидную компенсацию - и дело было закрыто.

Смешно. Виккер нашёл способ помочь ей, эль-Неренн. Ясно, не через третьих лиц. Виккер вручил эль-Неренн, со скорбным выражением лица, банковскую карту - ещё там, в зале суда. Пятьдесят тысяч руэн. Можно и книжек теперь прикупить. В первый же отпуск так и сделаю, решила эль-Неренн. То есть - через три дня, в субботу.

- - -

- Что ты натворила? - поинтересовалась Тери, когда эль-Неренн, после ужина, задержалась вместе с остальными, в общем зале.

- Я? Натворила?

- Ну, тебя же забрали в полицию. Сегодня утром.

- Тери, я тебе сейчас голову оторву, - пообещала эль-Неренн, без особой злости. Точно, горбатого могила исправит. Тери воодушевилась.

- А что? Я одна, что ли, видела? Инни, скажи...

- Я не видела, - быстро проговорила Инни, покраснев. - Я ничего не видела, Тери, не надо.

"Огонёк" фыркнула.

- Не в полицию, а в суд, - пояснила эль-Неренн и ощутила, как все взгляды обратились на неё. - И не мечтайте. Меня с кем-то спутали, оправдали и выплатили компенсацию.

- Тебя с кем-то можно спутать? - насмешливо поинтересовалась Тери.

- Компенсацию! - Мегин тут же возникла рядом. - Ньер... Нье-е-е-ер... Займи мне сотню, пожалуйста. Ну что тебе, жалко? Я отдам, отдам! Через неделю нам выдадут жалованье - всё отдам.

- Не вздумай, - Риккен шепнула - недостаточно тихо, чтобы Мегин не услышала. - Не отдаст.

- Это когда я не отдавала? - возмутилась судомойка. - Отдам, Ньер. Вот, при всех обещаю - отдам шапочку на неделю, если не верну.

Интересно. Как будет выкручиваться, если не отдаст?

- Ладно, - кивнула эль-Неренн. - В субботу поговорим.

- Спасибо! - Мегин обняла альбиноску... та ощутила сильный запах "эликсира" и лаванды. Зачем Мегин пьёт эту горькую гадость? - Пойду-ка я немного отдохну... - Встала, некоторое время смотрела на пятерых мужчин - они с интересом следили за тем, что происходит на женской половине - и, не торопясь, покинула общий зал.

- Она от тебя теперь не отстанет, - предупредила Риккен. - Зря ты, Ньер.

Грузчик, Тарви - рослый, широкоплечий, симпатичный, но не сильно блещущий умом (по словам Тери) - поднялся, не сказав ни слова, и ушёл. В ту же дверь, что и Мегин.

- Куда это он? - подумала вслух эль-Неренн.

- Кто? - не поняла Тери. - Тарви?

Эль-Неренн кивнула.

Первой рассмеялась Тери. Инни присоединилась к ней, затем - Риккен.

- Я выиграла, - сообщила Тери, толкнув Инни локтем. - Она думает, что ушки - только, чтобы слушать...

- Ты проиграла, - возразила эль-Неренн. - Инни, не забудь забрать выигрыш.

- О! - Тери наклонилась над столом, глаза её горели. Проигрыш её, похоже, не огорчил. - Расскажи, Ньер. Кто он? Мы его знаем? Да ладно тебе... Тимо, отойди, ты её смущаешь.

Тимо, презрительно скривившись, встала, забрала свои книги и уселась за самый дальний от камина стол.

- Вы его не знаете, - на душе неожиданно заскребли кошки. - Это было четыре с половиной года назад и не здесь.

- Ну расскажи, как это было... я вот помню, как это было в первый раз... - глаза Тери заволокло туманом, ненадолго. - Преле-е-естно...

- Не расскажу, - эль-Неренн помрачнела. - Это тебя не касается.

- Ты с ним больше не была?

- Он умер, - сообщила эль-Неренн, вставая из-за стола. Тери отшатнулась, заморгала. - На следующий день. Его зарезали. Больше у меня никого не было. И пока не найду тех, кто убил его, ко мне никто не прикоснётся, Тери. Ещё вопросы?

Риккен опустила голову. Тери отвернулась, Инни отошла в сторону. Эль-Неренн молча направилась к выходу из зала. В свою комнату.

- - -

Взглянула на своё отражение. Провалиться Тери, с её любопытством. Так-так... Сцену, подобную сегодняшней - встаёт и уходит Мегин, минуту спустя - кто-нибудь из мужчин - эль-Неренн видела не раз. Как это Мегин умудряется очаровать их всех? Остальным девушкам это не удаётся.

Эль-Неренн помотала головой. И ладно. Пусть кто угодно "гладит ушки" кому угодно. Воспоминания. Неприятные и приятные одновременно, тёмные и светлые воспоминания.

Грейвен... Непохожий на ту уголовную компанию, среди которой приходилось жить в то лето. Два или три раза эль-Неренн выполняла разовые поручения по его рекомендациям.

"Завтра, Ньер... Вот адрес. Думаю, они возьмут тебя на работу. Я поручусь".

Она прикоснулась к его щеке. Он усмехнулся. Ей нравилась его улыбка.

"Сложи пальцы вместе... правильно. Вот сюда, на затылок. Нет, только на затылок. Всем можно, поверь..."

До того момента эль-Неренн доводилось отбиваться от любителей прикоснуться к её голове. Отбиваться удавалось неплохо. Были и сломанные руки, и выбитые зубы. Её быстро оставили в покое. Если её "неприкосновенность" и считалась недостатком, у эль-Неренн были и достоинства. Например, она не выдавала чужие тайны. Всегда держала слово. Всегда умела рассмешить, знала много песен.

"Всё. Смотри мне в глаза. Просто смотри. Медленно придвигай голову, медленно... пока не почувствуешь жар. Дыши медленно".

Это было как тёплая волна - от затылка, к которому прикасались его пальцы - по всему телу, и, через правую руку - наружу. Ушла усталость, всё стало казаться более приятным и терпимым. Он улыбался... она видела всё, словно в дымке, но улыбку помнила. Помнила, как голова закружилась, как её повлекло куда-то, в тёплые и вязкие глубины. Но при этом осознавала всё окружающее - Грейвен осторожно отпустил её, поднял на руки, перенёс на кровать, прикрыл покрывалом.

"Я приду завтра, Ньер".

Завтра не было. Точнее, было, но не для него. Ей сказали, утром - когда она не дождалась Грейвена в условленном месте. Она не увидела тело - то было прикрыто, когда полиция переносила его в машину. Сказали, что его разрезали на части, зверски - но ничего не взяли. Даже денег...

...Эль-Неренн отняла ладони от лица. Те были мокрыми.

Встала, подошла к зеркалу. Она пришла по тому адресу - там жили родственники Грейвена. Ей указали на дверь. Не сказали, где его похоронили. Кто станет говорить такое бродяге с улицы? Кто она им?

Взглянула в глаза отражению. Ничего.

- Я найду их, Грейвен, - эль-Неренн нехорошо усмехнулась. - Я их найду. Обещаю.

Пауза... эль-Неренн не помнила, как это случилось. Помнит только, что очнулась в ванной, с пустой бутылочкой "эликсира" в руке. Во рту была знакомая горечь, возвращались ощущения, пришедшие той ночью. И стало страшно.

- - -

- Я схожу с ума? - спросила эль-Неренн у отражения. То не ответило. Плохо дело... когда пьёшь это, не осознавая, когда сознание на этот момент омрачается. Надо подойти к врачу. Срочно. Похоже, Ньер, ты всё-таки сошла с ума. Хуже нет, когда что-то делаешь, не отдавая себе в этом отчёта.

Она посидела на кровати, подождала, пока пройдёт паника и страх. Только не в клинику для душевнобольных. Только не так. Прошло несколько секунд, и паника показалась абсурдной. Эль-Неренн не впервые задумываться так, что не всегда отчётливо помнит, что и зачем делала. Но потом - вспоминает всё. И сейчас - эль-Неренн вспомнила, как посидела у шкафчика, в котором стояла злосчастная бутылочка. Сдвинула в сторонку ту самую коробочку с таблетками, средством для печени. Коробочка ещё упала, прислонилась к стенке полки. Эль-Неренн быстро подошла к шкафчику, открыла.

Точно. Всё так и лежит. Вопрос только, зачем пить это - чтобы испытывать "ощущение присутствия"?

Надо подойти к врачу и сказать. Что у настойки есть побочные действия, что лучше использовать что-то ещё.

- - -

Врача не было на месте. Эль-Неренн постучала - не откликаются. Прикоснулась к ручке двери.

Дверь отворилась. Не вполне осознавая, что делает, эль-Неренн вошла в "больницу". На столах пусто. Лекарства уже расставлены по шкафчикам, потенциально опасные - заперты в сейф. Пахнет настоем - "эликсиром" - и лавандой. Провалиться - опять лаванда. Мегин? Почему повсюду мерещится Мегин?

Стук двери. Хантвин, отчего-то мрачный, вошёл, с размаху закрыл дверь.

- Что вы здесь де... - начал он, когда эль-Неренн обернулась. Врач замолк на полуслове. Смотрел в глаза девушки, не отводил взгляда. Та, удивлённая такой реакцией, медленно подходила. Когда оставалось три шага, врач, неожиданно для эль-Неренн, прикрыл ладонями глаза.

- Стойте, - прошептал он. Страх. Эль-Неренн уловила, что врач испуган. Испугался её самой, только что. - Стойте, прошу вас. Кто сказал вам?

"Кто сказал мне что?" - чуть не спросила эль-Неренн, но сдержалась. Врач вёл себя более чем странно. Он застыл на пути между ней и дверью, надо чуть-чуть переместиться - чтобы можно было сбежать. Запах страха усиливался.

- Нет, - голос Хантвина стал умоляющим. - Прошу, подождите. Я скажу им. Они заплатят вам. Умоляю, не говорите. Не говорите ни слова.

- О чём - о таблетках? - до эль-Неренн стало доходить, что имеет в виду врач.

Хантвин... упал на колени.

- Я не хотел, - зашептал он. - Не хотел, теаренти. Я не знал, что там яд. Я не хотел её смерти, но меня не слушали. Они убьют меня, если только узнают.

- Давно вы поите госпожу ядом? - эль-Неренн сама удивлялась своему спокойствию.

- Пятый месяц, - врач низко опустил голову. - Умоляю, поверьте. Я не хотел её смерти.

- Скажите ей, - предложила эль-Неренн. Врач поднял взгляд, вид у него был ошеломлённым.

- Кому, теаренти?

- Госпоже. Она уже догадывается. Скажите сами, пока не поздно.

Хантвин просветлел лицом.

- Да, теаренти. Вы правы. Кто сказал вам - Сверанте?

- Девушка из аптеки? - врач кивнул. Эль-Неренн кивнула в ответ.

- Я пойду, теаренти. Пока ещё не поздно.

- Подождите, - эль-Неренн указала на шкафчик, занятый бутылками с "эликсиром". - Что вы добавляете туда?

Челюсть врача отвисла.

- Вы... Вы знаете всё, - заключил он. - Вот это, - он бросился к сейфу, некоторое время рылся в нём, извлёк пластиковую ампулу. - Она передала мне. Прошу, подтвердите, - он шагнул к эль-Неренн, та молча отступила на шаг. Врач замер. - Прошу, теаренти. Подтвердите, что я сознался. Сам сознался.

Эль-Неренн кивнула. Врач выпрямился, вернулся к сейфу, запер его. Эль-Неренн не двигалась.

- Закройте, - врач положил ключ на стол. - Не думаю, что я сюда вернусь. Спасибо, теаренти.

Едва он ушёл, эль-Неренн бросилась к шкафчику с настоем. Вынула все бутылки. Приоткрыла каждую, отобрала те, от которых слышался запах лаванды. В спешке чуть не уронила одну. Через три минуты она вылила в раковину содержимое всех "приправленных" бутылочек. Оставила их все в раковине - выливала в перчатках, трудно будет понять, кто это сделал.

Вышла, заперла дверь. Поблизости - никого. Поднялась на второй этаж - охранники не стали задерживать, но один из них сообщил:

- Госпожа занята. Теариан Хантвин у неё в кабинете. Прошу подождать в коридоре.

- - -

- Вас просят войти, - охранник подошёл к эль-Неренн, замершей у стены. Странно. Хантвин не выходил из кабинета. Впрочем, оттуда может быть больше одного выхода.

- Входите, эль-Неренн, - позвала Веранно.

Эль-Неренн замерла на пороге. В комнате пахло неприятно... страхом Хантвина. Болезнью... это уже Веранно. Чем-то ещё. Многими эмоциями, здесь не так давно их было много.

- Присаживайтесь, - указала хозяйка дома. Выглядела Веранно неважно. И не только из-за своей болезни - отравления? Эль-Неренн поклонилась, но осталась стоять. Пока не прикажут дважды, садиться нельзя.

- Присаживайтесь, - Веранно тяжело опустилась напротив. - Я плохо себя чувствую, эль-Неренн, и не только из-за яда. Когда вы узнали?

- Про яд - час назад, госпожа. Теариан Хантвин сказал мне.

Веранно была ошеломлена.

- Сказал - вам?!

- Да, госпожа. Он был очень испуган. Испугался, когда увидел меня в "больнице"... простите, у себя в кабинете.

- Вы помните, что именно он сказал?

- Да, госпожа. Я могу повторить разговор слово в слово.

Веранно кивнула. Эль-Неренн воспроизвела беседу. Её хозяйка закрыла ладонями лицо, и некоторое время сидела так.

- Хантвин Кеммен эс Эверан умер пятнадцать минут назад, - сообщила она, не отнимая ладоней. Эль-Неренн встала. Она побледнела, хоть это и не каждый смог бы заметить. - Думаю, он выпил яд, прежде, чем войти сюда. Не рассчитал времени действия. Подойдите сюда, пожалуйста.

Эль-Неренн чувствовала, что ноги плохо её слушаются, но повиновалась. Веранно открыла дверь в соседнюю комнату. Там, прямо на полу, лежал Хантвин. На лице его застыла боль. Эль-Неренн опустилась на колено перед покойником, прижала ладони ко лбу и медленно произнесла:

- Vessian el an Vorgh Sievi.

Выпрямилась и отвернулась. Здесь сосредоточились все запахи - страха, смерти, чего-то ещё. Комок встал в горле.

- Простите, госпожа, - эль-Неренн вернулась в кабинет. Несколько секунд казалось, что её вот-вот стошнит. Наконец, она сумела совладать с комком в горле. Веранно заперла дверь и присела на соседний стул. - Я не думала, что он... что он мёртв. Я ещё помню его живым.

- Он сказал, что благодарен вам, эль-Неренн. Теперь я понимаю, за что.

Альбиноска встала и молча поклонилась.

- Он не успел назвать тех, кто готовил мою смерть, - Веранно выглядела осунувшейся. - Я хочу, эль-Неренн, чтобы вы помогли мне. Я не могу заставить вас. Я могу только попросить.

Эль-Неренн молча смотрела ей в лицо. Не в глаза.

- Никто ничего не должен знать. Завтра я объявлю, что Хантвин покинул поместье, выполняя моё поручение. Меня не будет в поместье завтра и послезавтра. Думаю, что вас могут попросить войти... в число заговорщиков. Я предполагаю, кто это может быть. Но не имею доказательств. Если мои предположения верны, многим людям грозит смерть. Я прошу помочь мне.

Эль-Неренн думала. Влезать в подобные дела - хуже не придумаешь. Споры из-за наследства, денег - власти, в конечном счёте - сплошь да рядом выливаются в кровавые войны.

- Хорошо, госпожа, - она кивнула. - Если меня попросят... поучаствовать, я не стану отказываться.

Веранно встала и поклонилась.

- Помните, эль-Неренн. Хантвин уехал. Завтра утром я попрошу теарин Леронн взять на хранение ключи от его кабинета и сейфов. Сейчас вы вернётесь в его кабинет и запишете, что именно лежит в его сейфе. Вот камера, - она протянула небольшую пластиковую коробочку. - Чтобы снимать, нажимаете вот сюда. Здесь объектив. Постарайтесь, чтобы в кадр попали все полки, в шкафах и сейфе. Вот код сейфа, - она написала несколько цифр на клочке бумаги. - Когда закроете сейф, наберите второй код, вот этот. Должна будет загореться красная лампочка - на задней стенке сейфа. Не снимайте перчатки.

Эль-Неренн кивнула.

- Сразу же возвращайтесь ко мне. Если по пути встретите кого-нибудь, кроме охраны - возвращайтесь в свою комнату. Камеру и ключ держите при себе.

- Я справлюсь, госпожа.

- Не зажигайте свет ни в коридоре, ни в кабинете Хантвина.

- Что делать с этим? - эль-Неренн протянула пластиковую трубку с белым порошком внутри. Веранно осторожно взяла её, поднесла к носу.

- Думаю, это "ведьмина пыль", - предположила эль-Неренн. - Немного похожа по запаху.

- Вы употребляли наркотики?

- Два раза, госпожа. Четыре года назад. С тех пор - ни разу.

Веранно встала, взяла эль-Неренн за руку.

- Верните это в сейф, эль-Неренн. Идите. Помните - ничего не произошло, всё должно идти, как идёт.

- - -

До полуночи оставалось двадцать минут, когда эль-Неренн выскользнула из "больницы", тихо заперла дверь за собой. Прислушалась. Вроде бы никого. Но пол под ногами - и там, где его украшали ковры, и во многих других местах - позволял передвигаться бесшумно. Эль-Неренн скользнула, словно призрак, к лестнице на третий этаж - к кабинету Веранно...

...и едва не столкнулась нос к носу с Хейнритом. Сын госпожи был явно навеселе. Повезло: будь он трезв, наверняка почуял бы чужое присутствие - эль-Неренн нервничала. А так - прошёл мимо, двигаясь менее чем уверенно. Эль-Неренн потянула носом и поморщилась. Что за гадостью он напивается!

Только собралась двинуться дальше и вновь везение - на этаже появилась теарин Леронн. Старшая двигалась быстро, явно опасалась, что её заметят - и тоже не обратила внимания на эль-Неренн, прижавшуюся к стене, за углом, на лестничном пролёте. Впрочем, в облаке того, что оставлял после себя Хейнрит, что-то почуять было бы затруднительно.

Эль-Неренн выглянула на этаж. Никого. Похоже, Веранно намеренно приказала охране не патрулировать этаж. Стук. Едва слышный стук - за поворотом, по правую руку. Что это вы забыли, теарин, у хозяйского сына? В гости пришли? Уместно ли в столь поздний час?

Похоже, уместно. Дверь открылась, и Леронн впустили внутрь. Очень хорошо. Надеюсь, госпожа знает, кто посещает её сына.

Эль-Неренн впустили сразу - стоило один раз тихонько стукнуть в дверь.

- Вас заметили? - спокойно поинтересовалась Веранно. Она успела переодеться в выходную одежду.

- Никто из них, - ответила эль-Неренн прежде, чем успела подумать.

- Я знаю, - спокойно ответила Веранно. - Знаю, что теарин Леронн иногда посещает моего сына. Не беспокойтесь, эль-Неренн, это для меня давно уже не тайна.

Эль-Неренн молча поклонилась и протянула ключи и камеру.

- Спасибо, эль-Неренн, - Веранно прикоснулась к её щеке. - Будьте осторожны. Идёмте, проводите меня - я уйду через парк.

- - -

Они двигались во тьме, медленно - по тесным коридорам, узким спиральным лестницам в толще камня; казалось, что это они были заговорщиками, ночными ворами, замыслившими недоброе. Три или четыре раза Веранно оступалась - эль-Неренн успевала подхватить её. Ступени под ногами слабо фосфоресцировали, но лучше бы этого света не было вовсе.

Веранно жестом приказала оставить её, когда они миновали три аллеи в парке. Двое людей отделились от деревьев, подошли к Веранно - телохранители? Меньше чем через пять минут эль-Неренн осталась одна.

Сумасшедший день. Длинный день. Поездка, странная сонливость, одолевшая её в машине, испуг Хольте, представление, разыгранное на судебном заседании... и теперь ещё вот это.

Шорох. За деревьями. "Эликсир" обостряет органы чувств. Вероятно, в иное время эль-Неренн ничего бы не услышала. Сейчас же она сделала ещё несколько шагов, словно ничего не заметила, а потом резко развернулась и перепрыгнула низенькую живую изгородь.

И едва не споткнулась о человека. Тот рванулся было бежать, но эль-Неренн поймала его за рукав. Пока они падали наземь, эль-Неренн успела узнать неожиданного спутника.

Мейсте.

Она поднялась на ноги. Мейсте остался сидеть на земле, прямо на траве. Он поднял взгляд... и эль-Неренн стало не по себе. Ещё раз.

- Теаренти, - голос Мейсте выдавал отчаяние. - Не говорите, что вы видели меня. Я не нарочно. Меня заставили, заставили.

О Великое Море... Эль-Неренн с трудом удержалась, чтобы не застонать. Мало ей врача, да пребудет под Светом?!

Она уселась, прямо перед Мейсте (трава сухая, испачкаться не должна). Молча взяла его за руку. Он поднял взгляд и почти сразу же опустил его вновь.

- Что тебя заставили делать? Кто?

- Я не знаю, кто, - Мейсте готов был разрыдаться. Эль-Неренн вздрогнула. "Пятнышки". Те, что она видела тогда ночью - вначале в зеркале, потом - на себе самой. Такие же проявлялись на лице и руках Мейсте. - Я никогда не видел её.

Её.

- Что тебя заставляли делать?

- Картины, теаренти. Статуэтки. Брать одни, ставить другие. Сегодня она должна была прийти, забрать. Но не пришла. Теаренти, - он сжал её руку, сжал больно. - Помогите мне, пожалуйста. Она сказала - всё расскажет, если я проболтаюсь. Всё расскажет госпоже.

Да. За воровство полагалось суровое наказание. Если очень не повезёт, Мейсте лишится правой руки.

- Где ты держишь всё это?

- В своей комнате, - Мейсте вновь опустил взгляд. Эль-Неренн поднялась, заставила Мейсте встать.

- Пригласи меня в гости, - она отряхнула одежду. Несколько полосок - от сломанных веток. Всякий почует, что она была в парке. И не страшно.

Мейсте оторопел.

- Ч-ч-что, теаренти?

- Пригласи меня в гости. Я должна увидеть всё это. Тогда я смогу помочь тебе.

Мейсте молча стоял, глядя перед собой в землю. Эль-Неренн присела перед ним, взяла за руки, заглянула в глаза. Улыбнулась.

- Только не говори, что к тебе никогда не заходят девушки.

- Заходят, - прошептал Мейсте еле слышно.

- Вот и пригласи. Чем я хуже? Мне холодно, Мейсте. Я не могу стоять здесь всю ночь.

- Вы не хуже, - Мейсте поднял взгляд. - Приглашаю вас, теаренти. Приглашаю вас в гости.

- Жди меня у входа на мужскую половину, - посоветовала эль-Неренн. - Иди. Я вернусь в дом

1 2

-- mecenat --

АВТОР всех произвидений на сайте Константин Бояндин